Проповеди
Проповедь протоиерея Симеона Льва о любви мужа к жене (Еф. 5, 25-33) 7 октября 2020 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

08lubov

Сегодня дневное Апостольское чтение состояло из отрывка Послания ап. Павла к Ефесянам, 5 гл.: Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё, чтобы освятить её, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить её Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жён, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет её, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа.

Часто приходилось слышать от женщин: «Как мне добиться от мужа такой же любви, какую я испытываю к нему?» Слушая жалобы женщин, у меня иногда возникало чувство раздражения по отношению к их мужьям. Неужели они не видят, что они делают со своими нежными жёнами? Как же помочь женщинам подтолкнуть их мужей к тому, чтобы те в большей степени проявляли к ним свою любовь?

Пытаясь разобраться в проблемах семейных отношений и наблюдая за жизнью знакомых мне семей, я обратил внимание на то, что жёны плакали, истосковавшись по любви, а мужьям отчаянно недоставало уважения. В наше время жёны материально независимые — не такая уж редкость. А у их мужей не редкость ощущение, что их жёны прекрасно могут обойтись и без них, о чём они не забывают периодически напоминать своим мужьям. А если такие жёны-мамы принимают самостоятельные финансовые решения, не советуясь с мужем-папой, то он чувствует себя в семье мелкой сошкой. Ему кажется, что он вообще не имеет никакого значения в глазах жены. Поскольку его это обижает, он всячески демонстрирует свою нелюбовь к ней. Он уверен, что жена его не уважает. Проблема таких семей заключается в том, что каждый из супругов очень легко может обидеть один другого, а их дети растут, впитывая в себя нездоровую атмосферу такой семьи. Замечаем мы это или нет, но традиции нездоровой семьи продолжаются в её детях. Приведу короткий пример.

Парень-Паша влюбился в Дашу — девушку из семьи, в которой родители развелись. Он сделал ей предложение, и она согласилась. Уже во время помолвки они поняли, как могут поссориться муж с женой практически из-за ничего. Рукодельница Даша на Рождество сшила жениху джинсовую куртку. Он открыл коробку, вытащил куртку и поблагодарил её. Она тебе не понравилась,— сказала Даша.— Ты совсем не радуешься. Удивлённый жених сурово повторил: Она мне очень нравится. Она резко ответила: Нет. Если бы понравилась, ты бы радовался и постоянно благодарил бы. В нашей семье говорят: «О, я как раз об этом мечтал!» А в тебе я не вижу энтузиазма. Рождество — время радости, и мы показываем эту радость, не скрывая.

Так выяснилось, как по-разному Даша и Паша реагируют на подарки. Если Даше подарок действительно понравился, она благодарит за подарок множество раз. Поскольку Паша не расточал ей свои похвалы, она пришла к выводу, что он просто высказал вежливые слова благодарности, а на самом деле ждёт, не дождётся возможности отдать эту куртку малоимущим в церковь.

Паша чувствовал себя виноватым по поводу того, что не смог вести себя подобающим образом. Ему казалось, что его отвергли. Вся эта ерундовая история с джинсовой курткой показала Паше, что он не нравится невесте таким, какой он есть. Чувство, что тебя не любят и не уважают, стало постепенно проникать вглубь каждого из них.

Тем не менее, они поженились. Даша всегда была очень заботливая, внимательная, ей нравится разговаривать с людьми о самых разных вещах. После общения с людьми она испытывает прилив энергии. Паша же склонен к аналитическому образу мышления и в процессе обдумывания не проявляет особой эмоциональности. Но когда он общается с людьми, он проявляет сердечность и теплоту, но в меньшей степени, чем Даша. К этому времени Паша окончил богословский институт и был рукоположен в священника.

Однажды вечером они возвращались домой после изучения Библии в небольшой группе, и Даша проявила довольно бурные эмоции, которые накопились в ней в течение нескольких недель. «Ты был таким скучным на занятиях сегодня,— сказала она почти сердито.— Ты пугаешь людей своим молчанием. А когда ты говоришь, ты можешь сказать что-то бестактное. То, что ты сказал новой супружеской паре, было недопустимо». Паша удивился, но попытался защитить себя. «О чем ты говоришь? Я старался выслушать людей и понять, что они говорят. При ответе голос Даши прозвучал несколько выше: Тебе нужно дать людям расслабиться и почувствовать себя комфортно. (Голос звучал всё выше и выше.) Тебе нужно помочь им! (Теперь Даша почти кричала.) Нельзя постоянно прятаться в себя!

Некоторое время Паша не отвечал, потому что чувствовал себя униженным не только её словами, но и манерой разговора, и тоном. Наконец он ответил: Даша, ты, может быть, права по существу, но неправа по высоте голоса.

Даша вспоминает, что тот разговор в машине был для неё поворотным. Возможно, она достаточно точно оценила то, как её муж общается с людьми, но манера выражения её оценки была убийственной. Они оба получили тогда хороший урок. До сих пор они иногда напоминали друг другу: «Ты знаешь, возможно, ты прав по сути, но неправ по тону голоса». Так или иначе, Паша заметил, что Даша со времени того разговора исправилась в большей степени, чем он сам.

Со временем Паша понял, что Даша любит его и что её вспышки объяснялась желанием помочь ему. Она хотела, чтобы Паша ценил её заботу, чтобы он понял, что всё это она делала из любви к нему, но в результате он чувствовал себя униженным, виноватым и невольно начинал обороняться. В течение многих лет они продолжали сталкиваться с той же проблемой. Она повышала голос, выражая свою озабоченность тем, что он не обратил должного внимания на то, что должен был заметить.

Прошло ещё несколько лет, и подошло время празднования Дня рождения Даши. Она представляла, как он поздравляет её, но допускала, что он мог забыть о нём вообще. Даша всегда помнила все дни рождения, но для Паши эти даты никогда не были чем-то примечательным. Даша никогда не забывала День рождения Паши, потому что сильно любила его. Всё время до наступления своего Дня рождения она раздумывала над тем, как он отметит этот праздник. Она думала: «Занимаю ли я в его сердце место, какое занимает в её сердце он?» Эти мысли не были продиктованы мелочностью. Она просто пыталась понять Пашу и мужчин вообще. Она знала, что забывчивость — проблема распространённая, и ей было очень любопытно. В качестве эксперимента она спрятала все открытки с поздравлениями по случаю Дня рождения, которые в те дни стали приходить на её имя по почте. Нигде не было ни намека на приближающийся торжественный день, а Паша жил в своём тумане, изучая интересующие его темы и размышляя. В День её рождения у него была назначена встреча с другом. В тот вечер они с Дашей сидели за ужином, когда она мягко спросила: «Так вы с другом праздновали сегодня мой День рождения?»

Паше показалось, что кровь отхлынула из сердца, прилила к ногам и затем со всей силой мощным потоком прилила к лицу. Какие слова он мог найти для объяснения случившегося? Он что-то мямлил и бормотал, но не смог вразумительно объяснить, как забыл о Дне рождения Даши. Его забывчивость доказывала отсутствие любви, и он видел, что ей больно. Но в то же время в нём шевелились странные чувства. Да, он был неправ в своей забывчивости, но ведь не игнорировал намеренно её День рождения. Он снова почувствовал с её стороны осуждение и испытывал унижение — и это естественно. В то время он не мог описать свои чувства словом «неуважение».

Но рядом с такими моментами бывали и уродливые ситуации. Правда, они не затягивались надолго, они всегда после этого вместе молились, просили друг у друга и у Господа прощения. Но что всё это значило? Куда шёл их брак? В конце концов, он был священником, которому платили за то, что он «хороший». Как можно было оправдать его небольшие оплошности, происходившие буквально на пустом месте?

Новая проблема возникла из-за того, что жизнь происходит каждый день. Они с Дашей раздражали друг друга почти ежедневно своими старыми привычками, от которых не могли избавиться. Одна из таких привычек состояла в том, что Паша оставлял мокрые полотенца на кровати. Хотя бы один раз в месяц Даша сердилась по этому поводу, и каждые три месяца Паша начинал по старой привычке заниматься другими делами, игнорируя определённые обязанности по дому и забывая какие-то её просьбы. Когда она выговаривала ему, напряжение нарастало, и тогда он обвинял её или оправдывал себя.

Даша периодически покашливала или прочищала горло, и ещё в самом начале их совместной жизни, когда они молились, Паша испытывал раздражение из-за её кашля. Конечно, это несерьезно! Они молились о мире всего мира, а его беспокоило то, над чем она была не властна. В других случаях Даша хотела, чтобы муж славил Господа в такие моменты, когда у него было плохое настроение. Он честно говорил, что ему не всегда хочется славить Господа, но от этого он не становится менее духовным.

Напряжение в отношениях обладает способностью искажать ваше восприятие себя. Под грузом этих стычек ему казалось, что он никогда не сможет быть достаточно благочестивым. Под бременем семейных конфликтов Даше казалось, что из неё не получится хорошей жены и матери. Как и в случае с другими семейными парами, мелочи, из-за которых эти конфликты разгорались, тяжёлым грузом ложились на всю семью. Действительно, жизнь состоит из «каждого дня».

Даша не большой любитель путешествовать, изучать и учить, потому что это не её дарование, хотя она с готовностью ездит с мужем в миссионерские поездки. Паша не умеет ремонтировать вещи в доме, потому что у него нет талантов в этой области. Поэтому он обычно ворчит, если ему приходится что-то чинить, особенно если оно не чинится (поэтому он и не хочет этим заниматься!). Они с Дашей много пережили и много воевали, да и продолжают воевать до сих пор, просто теперь борьба идёт с осознанием того, что они могут победить.

Однажды Пашу, а правильнее отца Павла, осенило откровение, когда он читал Апостольские Послания. Что-то взорвалось в его сердце и разуме, и он застыл вне себя от изумления. Непроизвольно он воскликнул: «Слава Богу!» Он увидел очень ясно, почему Даша, т. е. матушка Дарья испытывает боль при его словах и действиях точно так, как его маме было больно от слов и поступков его отца. Матушка, в свою очередь, тоже могла говорить и делать вещи, от которых он терял дар речи точно так, как его мама говорила и делала то, отчего его папе становилось плохо.

Так в чем же был секрет? На самом деле это вовсе не секрет. Этот отрывок из Св. Писания известен всем на протяжении вот уже двух тысяч лет. Сегодня мы все слышали его в храме. В пятой главе, тридцать третьем стихе Послания к Ефесянам мы читаем: Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да уважает (в церковно-славянском переводе — «да боится») своего мужа.

Почему-то никто не видит в эти словах связи между любовью и уважением. Ап. Павел ясно говорит, что женам нужна любовь, а мужьям нужно уважение. От сочетания и взаимодействия потребности в любви и потребности в уважении полностью зависит, какую семью мы создадим.

Когда муж чувствует к себе неуважение, ему становится особенно трудно любить жену. Когда жена чувствует отсутствие любви, ей особенно трудно уважать своего мужа.

Женщины жалуются и критикуют мужей в попытке побудить их к большей любви. Но такой подход настолько же нелеп, как попытка продать оружие Преподобному Серафиму Саровскому.

С другой стороны, муж не спрашивает, любит ли его жена настолько, насколько он любит её. Почему не спрашивает? Потому что он уверен в её любви. Но если спросить мужчин: «Вы нравитесь ей таким, какой вы есть?» Ответ обычно звучит — «Нет».

Во многих случаях антипатия жены объясняется мужьями как неуважение и даже презрение. В его восприятии она сильно изменилась с тех пор, как они начали встречаться. Её восторженность и одобрение вдруг куда-то исчезли. Теперь она относится к нему неодобрительно и показывает это всем своим видом, словами и действиями. Поэтому муж решает подтолкнуть её к более уважительному поведению тем, что он прекращает проявлять к ней свою любовь. Это не имеет успеха в той же мере, в какой проигрывает в своей стратегии жена.

Основная потребность жены заключается в любви, а мужа — в уважении. Муж должен любить свою жену, как самого себя, а жена должна уважать мужа. Яснее быть не может. Ап. Павел ничего не предлагает от себя, он просто передает заповедь, данную Самим Богом. И выполнять эту заповедь следует без всяких предварительных условий, типа «пусть сначала он заслужит мое уважение», или «пусть она заслужит мою любовь».

Не всегда возможно чувствовать любовь и уважение, но всегда возможно вести себя заботливо и уважительно.

Никакой муж не будет чувствовать привязанности к жене, которая презирает его таким, какой он есть. Ключ к формированию чувства любви в муже по отношению к жене лежит через проявление безусловного уважения.

Но как все это осуществляется в реальной жизни? Позвольте мне проиллюстрировать это на яйцах и полотенцах.

Матушка Дарья любит перчёные яйца. О. Павел – не любит. На её взгляд яичницу или глазунью нужно поперчить до такой степени, чтобы она стала чёрной. За всё время их совместной жизни Даша готовила яичницу сотни раз, и каждый раз она её перчит, хотя прекрасно знает, что Павел терпеть не может перец в яичнице. Со временем Павел понял, что Даша делает это не из-за вредности и не потому, что ей безразлично его мнение. Однажды она пробормотала про себя (после того, как снова поперчила яйца): «В конце концов, они невкусные, если их не поперчить!»

Озадаченный постоянным присутствием перца на яйцах, о. Павел не пришёл к заключению, что матушка замышляет против него что-то или пытается вызвать в нем раздражение. Да, её голова занята другими вещами. Она перчит яйца на автопилоте.

Конечно, здесь есть готовый повод устроить скандал: «Я говорил ей сотни раз: «Пожалуйста, не сыпь перец на мою яичницу!» Если бы она меня уважала, она бы меня слушалась. Можно было бы вспомнить многочисленные другие случаи, похожие на перец в яичнице. Всё это доказало бы, что на самом деле я ничего не значу в её жизни Однако, можно объяснить действия матушки в менее негативном свете. Типа того, что я решил, что она не делает это намеренно, из-за неуважения ко мне. Существует много вещей, закрытых от мужского понимания, которые стоят за скандалом, например, послеродовая депрессия.

Что касается о. Павла, то он имеет обычай класть мокрые полотенца туда, где их не должно быть. Он может оставить буханку хлеба на столе, оставить дверцы кухонных шкафов открытыми, может оставить книги на полу гостиной. Конечно, у него есть оправдание – его голова занята важными мыслями. Как говорит матушка: «Он всегда думает». Кстати, именно на полотенцах они научились легче смотреть на вещи, что существенно сняло с них напряжение. Когда матушка Дарья начинает трясти полотенцем перед его лицом, он улыбается и говорит: «Какое совпадение! Я как раз собирался отнести его в ванную!»

А ведь можно было бы и развернуть скандал на этом месте. «Он специально игнорирует меня и вызывает во мне раздражение». Стоит напомнить ему и о многих его других оплошностях, заодно напомнить, что у него и отец был неряхой, о чём его мать часто жаловалась. Всё это доказывает, что на самом деле он не ценит свою жену и не придает ей значения. Дальше всё пойдёт по накатанному.

Одна женщина с большим стажем семейной жизни рассказывала. С самого начала их совместной жизни муж пытался руководить ей, не желая выслушать её мнение: «Я тогда не понимала, какие чувства он испытывает. Я бросала ему в лицо горькие женские упрёки. Теперь я больше вижу его сердце и начинаю понимать, какую боль причиняли ему мои слова».

Эта женщина поняла секрет. Она приняла решение изменить свой подход, и то же самое может сделать каждая по отношению к своему супругу. Аминь.


( голосов: 5 )
 
Проповедь иерея Георгия Максимова о Рождестве Пресвятой Богородицы 21 сентября 2020 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать


( голосов: 0 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в праздник иконы Пресвятой Богородицы "Семистрельная" 26 августа 2020 г.: о страсти гнева и сердечных ранах Божьей Матери

Внимание, откроется в новом окне. Печать

07_semistrelnaya02

Сегодня Св. Церковь чтит память иконы Божьей Матери «Семистрельная». К этой иконе обращаются аналогично, как к иконе «Умягчение злых сердец». Различаются они только расположением стрел, пронзающих сердце Божьей Матери. На Семистрельной иконе Пресвятая Богородица изображается пронзённой в грудь семью стрелами или мечами, из которых четыре находятся с левой стороны, а три — с правой. На иконе «Умягчение злых сердец» мечи расположены несколько иначе: по три справа и слева, а седьмой – снизу.

Обуреваемость злобой и гневом составляет большую проблему для некоторых христиан. Искоренением этих порочных страстей занимается христианская наука – аскетика. Злобный человек настроен портить, повреждать, подрывать, разрушать. Его мишенью может стать чья-нибудь репутация, мечта, имущество, безмятежное настроение и даже жизнь. Для достижения своей цели он может использовать ложь, нападения или традиционные виды оружия. Завистливый вандал не может не цеплять красоту, богатство или счастливого человека. На пике своей враждебности он ненавидит все, что по-настоящему процветает и здравствует. Сталкиваясь с красотой или Божьим благословением, завистник стремится пробудить в себе Каина. Завистник — порождение зла: если ему недоступен рай, он хотя бы постарается посеять ад в жизни других людей.

Целью нападения завистника — злопыхателя может стать человек, светящийся внутренней добротой, или просто умный, или богатый, или красивый, или весёлый, или способный. Это могут быть богатые, образованные, знатные. Это могут быть азиаты, евопейцы, американцы — все, чьи преимущества вызывают досаду у завистника. Завистник желает ликвидировать эти преимущества и, если понадобится, и тех людей, кто их имеет. Но почему? И для чего?

Всё дело в гневе и раздражении. Преимущества других людей раздражают, злят завистника. Когда Бог благословил Авеля, «Каин сильно огорчился» (Быт. 4, 5). Когда израильтянки восклицали: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!»(1 Царств 18, 7), Библия кратко сообщает нам, что «Саул сильно огорчился, и неприятно было ему это слово». И, конечно же, у Саула были последователи. Сальери был очень зол, потому что ему досаждали и Моцарт, и Бог.

По своей сути, зависть является искажённой формой раздражения и, следовательно, гнева. Человек может вспыхнуть гневом к тому или другому человеку, возмутиться одним положением дел или другим. Или же, если гнев преобразуется в хроническую раздражительность, он обращён против всех и вся. Пылает гнев или всего лишь дымится, он всегда направлен против причины недовольства — человека.

Возмущение — это особая, обычно продолжительная, форма гнева: это гнев, направленный на то, что человек считает несправедливым, оскорбительным или унизительным, особенно для него лично. Он может возмущаться своим статусом иммигранта, вместе с соответствующими манерами одеваться, разговаривать и вести себя. Он может возмущаться своим происхождением или самоуверенным невежеством своих родственников. Он может возмущаться своей нищетой, даже если сам во всём виноват. Он может возмущаться своими оценками или уличным штрафом, даже если их заслуживает.

В некоторых ситуациях возмущение полностью оправдано. Добропорядочные люди способны испытывать праведный гнев, праведное возмущение. Иногда они справедливо возмущаются притеснением или унижением других: они испытывают негодование по поводу несправедливости, творящейся на другой стороне земного шара. В других ситуациях они разгораются гневом на оскорбление или несправедливость, затрагивающую их самих. Они возмущены злонамеренными кознями, обрушившимися так близко к их домам, и вполне оправданно противостоят им.

Гнев лежит в основе, как праведного возмущения, так и греховной зависти. Представьте того, кто негодует, когда его высмеивают, унижают или обманывают. И он, и завистливые люди чувствуют себя обиженными. Но различие между ними огромно. В то время как возмущённого человека раздражает зло, завистника раздражает добро. Завистник чувствует себя опозоренным, видя в ком-то образец честности. Его задевает чья-то естественная привлекательность. В политике он чувствует притеснение со стороны всеобщего закона и порядка, а также свою подавленность чьим-либо экономическим и политическим превосходством. Ему кажется, что даже заработанные тяжёлым трудом достижения других людей всё же достаются им не по праву («Почему она всё время побеждает? Так ведь нечестно!»). Успех другого, особенно если это соперник, тем более близкий, расценивается настоящим завистником как личное оскорбление.

Но почему нужно считать чью-то удачу личным выпадом в свою сторону? Опять же, для чего? Всё дело в гордости. Всё дело в желании превосходить других. Завистника раздражает чужой успех, потому что он задевает его гордость. Для завистника всё хорошее, что есть у соперника, является личным оскорблением в его адрес — возможно, даже намеренным. Завистник, по причине своей сосредоточенности на себе и благодаря своему цинизму, может начать думать, что его соперник преуспевает только для того, чтобы помучить его!

Корень зависти — желание принизить кого-то, чтобы было удобнее сравнивать себя с ним. Это стремление подставить подножку конкурентам, чтобы они выбыли из гонки: той гонки, которую воображает себе завистник.

Нетрудно догадаться: то, что раздражает завистника, обычно не намного превосходит его собственные качества или достижения. Как правило, обеспеченных людей раздражают более обеспеченные. Симпатичных раздражают красивые, а прилежный ученик злится на круглого отличника, особенно, если он из тех везунчиков, которые, похоже, никогда ничего не зубрят.

Если завистник чрезвычайно гордится собой, его раздражают не только те, кто превосходит его в чём-то, но и равные ему. Так, если за экзамен он получает пятёрку, то ему хочется, чтобы его пятёрка была единственной. Когда присуждают первое место на музыкальном конкурсе, завистник будет рад только в том случае, если не придётся делить первое место с кем-нибудь ещё, иначе он будет чувствовать себя проигравшим. Логическим следствием зависти является наслаждение чужими лишениями. Завистник не просто злится от того, что кому-то хорошо, и хочет это изменить: он, кроме этого, ещё и торжествует, когда кому-то плохо, и хочет, чтобы чужие страдания продолжались.

Так и некоторые наши прихожане, хотя открыто заявляют, будто они любят, заботятся о других, желают другим добра, а не зла, по сути же, втайне смакуют войны и военные слухи, новости об авиакатастрофах, убийствах, жестоких терактах; с удовольствием читают о том, как знакомые им люди падают замертво на улице, сплетнях о том, как соседи подрались или были уличены в сексуальных интригах, всякого рода кражах и других постыдных поступках. Зависть — это бесспорное зло, отравляющее и заражающее как завистника, так и всех окружающих.

Завистники хотят, чтобы им завидовали: они стремятся поменяться местами с теми людьми, чей успех заставляет их чувствовать себя обделёнными. Не так ведут себя благородные люди. Зависть со стороны окружающих ставит их в неловкое, неприятное положение. Почему? Ощущать на себе зависть других означает видеть, как на вас нацелена чья-то ядовитая злоба, от которой трудно найти противоядие. Если вам будет сопутствовать успех, то на вас будут негодовать. Если игнорировать завистника, это только будет ущемлять его гордость. Если вести себя с завистником доброжелательно, он примет это за чопорное снисхождение. Даже слабый намёк на сочувствие в вашем отношении к нему только сильнее разожжёт огонь зависти.

Где бы мы ни встречались с завистью, мы обнаруживаем обломки человеческого и христианского общества. Завистники злословят за спиной у других. Они поздравляют вас с улыбкой, которую скорее можно принять за насмешку. Они соглашаются с теми, кто восхваляет их соперника, но затем отодвигают последнего в тень того, кто несравненно лучше («Да, он неплохой певец, но вы слышали как поёт Шаляпин?»). Завистник распространяет слухи. Он собирает всё плохое, что может узнать о других, и в нужный момент подбрасывает окружающим, чтобы досадить сопернику. Завистник постоянно ворчит и ропщет. Он жалуется на то, что вперёд всегда вырываются не те люди. Злоба, горечь, разногласия (способные испортить любую дружбу), непрестанные обвинения, недоброжелательность — вот, что происходит из зависти, превращая крепкую дружбу и тёплые отношения в губительную вражду.

Каин и Авель всё ещё борются друг с другом — борются внутри нас, в нашем обществе и в наших церквях. Но у нас есть основание полагать, что эта борьба однажды прекратится. Это основание в том, что Иисус Христос умер как за невинного Авеля, так и за согрешившего Каина, примирив обоих друг с другом, и с Богом.

Христиане всегда прекрасно видели зло их окружающее и всегда искали средства преодолеть его. Одно из верных средств, хранимых православными – это молитва к Божьей Матери, Которую называли «Умягчение злых сердец». Пресвятая Дева много претерпела от злобных людей и завистников. Пророчество Симеона Богоприимца: «И тебе Самой оружие пройдет душу!», готовило её к предстоящим страданиям. На чтимой сегодня иконе она так изображена — уязвляемая семью клинками. Первый — первая боль, первое страдание — когда она услышала пророчество Симеона Богоприимца, когда познала, что Её сын — тот Агнец Божий, который должен быть замучен и убит во искупление грехов всего мира.

Второй клинок — бегство святого Семейства в Египет. Когда они шли через пустыню, песок был подобен раскалённому железу. Солнце изливало убийственный жар. Только орлы парили в бездонном небе, высматривая добычу, да притаившиеся в скалах разбойники, как звери, следили — не покажутся ли здесь одинокие путники.

Третий клинок, третья рана — когда Божия Матерь забыла Господа — ещё Отрока — в Иерусалимском храме на празднике и три дня искала Его. Материнская грудь Её разрывалась от душевных мук: «Где Сын Мой?»

Четвёртая рана Богородицы, четвёртый удар в сердце Её — когда жители Назарета хотели убить Спасителя, вывели Его из синагоги и поставили на краю обрыва. До сих пор паломникам и туристам показывают это место, где под ногами разверзается страшная пропасть.

Пятый меч, пронзивший сердце Девы Марии — весть о том, что Господь схвачен и приведён на суд к Пилату. Богородица поспешила тогда во двор этого жесткого правителя и неправедного судии и узрела Божественного Сына Своего — в терновом венце, обагрённого кровью.

Шестая рана — когда Она увидела, как Господь идёт со Крестом, склоняясь от тяжести его к земле, когда Его пригвождают ко кресту, распинают Его, когда Он страдает и умирает на Кресте.

Седьмая рана Девы Марии — когда Она видит, как бездыханное тело Спасителя полагают во гроб. Вся любовь Божьей Матери к Господу превратилась в это время в страшную муку, которую не понять человеку. Она — вторая Страдалица за род наш после Сына Своего, и в Её сердце, расширенное страшною скорбью, как бы вошло всё человечество.

Тяжек крест каждого из нас, но тяжелее крест Божьей Матери. И чем труднее нам здесь, на земле, тем Царица Небесная ближе к нам.

Однажды св. Андрею Христа ради юродивому Ангел показал дивные райские обители, он наслаждался созерцанием их, но... нигде не видел Богородицы. И просил Ангела святой, чтобы Тот привёл его к Ней, хотя на миг дал насладиться лицезрением Её, поклониться Ей. Однако Ангел ответил: «Пресвятой Богородицы нет здесь, Она — на земле, Она — там, где горе и страдание!»

Будем помнить, что как бы низко ни пал человек, сколь бы преступен он ни был, каким бы отверженным в глазах всего мира не представал, в очах Божьей Матери — он лишь бедный, несчастный, заблудившийся ребёнок.

Великая радость для нас, что мы имеем Небесную Матерь — Деву Марию, Которая никогда не отвергает обращённых к Ней молитв. Аминь.


( голосов: 8 )
   
Проповедь протоиерея Симеона Льва о жизни для Господа (Рим. 14, 6-9) 8 августа 2020 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

06_dla_Gospoda

Источник изображения — photographers.ua

В сегодняшнем Апостольском чтении мы читаем: Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога. И кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога (Рим. 14, 6).

Господь один, а у каждого свой характер, свой строй души, свой подход к жизни. Иной в одном цветке увидел всю премудрость Божию, и приклонил колена перед нею. А другой с умилением ходит по полям и лугам, открывая новые и новые оттенки бесконечной премудрости.

Иной посещает только свой храм. А кто-то любит ходить и в другие, любит ездить по монастырям, по святым местам. Для него надо видеть богатство церковной жизни, многообразие человеческой святости.

Один «различает дни», старается как можно полнее переживать годовые события земной жизни Господа, Богородицы и прочих святых. А для кого-то всё — один день Господень. Для него в каждой литургии и Рождество Христово, и Крест, и Воскресение, и слава святых.

Один «ест», помня, что еду посылает Бог, и что всякий раз это такое же чудо, как и когда Господь несколькими хлебами насытил несколько тысяч человек. И он ест, как на вечери Господней: благоговейно, тихо, и благодарит Бога. А другой — не ест ради подвига воздержания. Он понимает, что воздержаться ради Господа — ещё больший дар, чем пользоваться Божьими дарами. И он «благодарит Бога» за то, что «не ест».

Так, что бы человек ни избрал, главное, чтобы это было не «для себя», а для Господа.

Здесь легко себя проверить. Делающий поистине для Господа, выбрав одно, испытывает искреннее уважение к тому, кто выбрал другое. Он ни чужую невоздержанность не будет осуждать, ни к чужому воздержанию не будет придираться. Ему не придёт в голову хвалиться ни тем, что он «ест», ни тем, что он «не ест».

Во Христе всем найдётся место. Уж насколько живой чужд мёртвому, а Христос Своей любовью смог объять и тех, и других. Он «для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мёртвыми, и над живыми».

Он Своей любовью, подобно молнии, пронзил небо, землю, преисподнюю. И теперь во всём, как в наэлектризованном пространстве, след Его присутствия. Всё обрело новый смысл, всё получило спасительную силу. И никто из нас не живёт для себя, и никто не умирает для себя, а живём ли — для Господа живём, умираем ли — для Господа умираем. И поэтому, живём ли, или умираем,— всегда Господни (Рим. 14, 8). Аминь.


( голосов: 6 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в День Святых Апостолов Петра и Павла 12.07.2020 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

05_petr_pavel

Святые Апостолё Пётр и Павел

Мы слышали в сегодняшнем евангельском чтении слова: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф 16, 17).

Посмотрим, какое блаженство Спаситель открывает ап. Петру, и которое относит не до явления плоти и крови, но до явления Отца Небесного. Но что означает явление плоти и крови, и явление Отца Небесного? Явление значит познание вещей. Непознанные вещи кажутся нам скрытыми в глубокой темноте. Под именем плоти и крови разумеются те в человеке способности, которые ему свойственны не как человеку, но как животному, следовательно, по которым он не отличается от других животных. Например: зрением, слухом или вкусом. То есть явление плоти и крови в человеке есть познание вещей общее всем животным, утверждаемое не на разуме, но на чувствах, низкое, земное, телесное.

Явление плоти и крови, во-первых, есть то, что почитается за истинное и доброе по одной привычке. Многие тому последуют, то одобряют и держат, что приняли с молоком матери, или что видят у большей людей части в употреблении. Но как разум, да и повседневный опыт нас уверяет, что мы привыкаем не только к доброму, но едва ли не больше и к плохому.

Из этого рождается невежество и суеверие. Поскольку мысль, связанная привычкою как оковами, к исследованию новых истин сама у себя свободу отнимает, и в ограниченности своей почитает себя довольною, в невежестве просвещенною, в заблуждении благочестивою. Эта болезнь ещё тем опасна, что лечится она с великим трудом. Поскольку привычка становится второй природой, как правило, она бывает соединена с непобедимым упорством. Это было великим препятствием проповеди Апостолов. Но это же самое есть доказательство, что проповедь Апостольская была делом Божьим, когда ложные мнения, многими веками и многих народов примерами укрепленные, покорили себя божественному Евангелию.

К вредной привычке может относиться и то, когда что-нибудь почитается добрым и истинным только за одну древность. Действительно, древность может быть доказательством подлинности, но не всегда это доказательство доброго обычая. Ведь и в древности было много хорошего, но было немало и плохого. И потому надо дать свободу просвещенному разуму исследовать и саму древность, и в ней разобрать, что достойно подражания, а что — отвращения.

К действию плоти и крови относится и то, когда что-нибудь почитается справедливым и хорошим за одну новость. Как прославление древности есть недостаток чаще старых людей, так погоня за новым – порок по большой части молодых. Их горячая мысль поражается, когда что-нибудь остро, хотя неосновательно, выдумано или написано, когда что изящно, хотя и слабо сделано. Они тогда становятся надменны, думая, что следование старым мнениям есть некоторой род порабощения, что их предки и вся древность была в заблуждении, узнать которое им посчастливилось. Такие люди подобны младенцам, которые от всего нового не могут отвести своих глаз, и, прельщаясь красивым видом разожженных углей, в руки свои брать не боятся; почему и обжигаются. Если бы новизна была основанием истины, то надо бы этой истине перемениться в ложь, когда новость состарится. Но истина ни стареет, ни обновляется; она — вечна. И потому всякую новость с первого раза должно почитать за подозрительную, пока здравым разумом довольно исследована будет, и пока не будет усмотрено, что в той новости есть некая основательность древности.

Есть также действие плоти и крови, когда только почитается то за истинное и доброе, что увеличивает наш доход, что приятно чувствам, что соединено с честолюбием. Ничто не запрещает нам умножать свой доход, но справедливым образом. Чувственные удовольствия могут быть безгрешными, если они не противны христианскому разуму. Достойна похвалы честь, если она не состоит только в приобретении благоприятного мнения о нас других, которое часто бывает не справедливо, а в жизни по правде, в честности. Однако очень часто случается противоположное этому. Ведь для приобретения истины и добродетели необходимо иметь труд, и пролить не одну каплю пота. Бывает необходимо иногда понести некоторую утрату своих приобретений, а иногда надо подвергнуть себя осуждению других, хотя и неосновательному. Но как всё это неприятно нашим чувствам, и на первый взгляд не приемлемо, потому часто плоть и кровь берёт верх над разумом, и чувства порабощают себе дух. Один в своей должности нерадив, потому что не хочет свое изнеженное тело трудом обеспокоить. Другой правду нарушает, чтобы через то умножить свой доход. Третий умалчивает правду, чтобы не нажить себе врагов, и через то не нанести бы ущерба своей чести. Такие и подобные плотские рассуждения много мешают нашей добродетельной жизни.

Все это служило препятствием апостольским подвигам. Они проповедовали Крест, или великодушное терпение всяких нападок; проповедовали нищету, или добровольное лишение всего для истинны; проповедовали пренебрежение любым высокопоставленным мнениям, если они мешают быть записанным в Книгу Жизни. Нетрудно догадаться насколько неприятно могло быть такое учение человеку, порабощенному плотью и кровью.

Почему Церковь Божия и до сего дня в некоторых своих детях не видит таких непорочных нравов, каких бы она желала? Почему её святое учение во многих остаётся бесплодно? Почему не имеет она удовольствия видеть порочные страсти под ногами у добродетели? Потому что плоть и кровь своею тяжестью обременяют сердца наши, и в горний мир вознестись не дают!

Но вот ещё новое и странное действие плоти и крови: когда кто в исследовании истинны единственно на свой разум полагается, и то почитает за справедливое, что рассуждению его кажется быть справедливым. Действительно, разум может быть путеводителем к истине, но кому известно с какими он в нас соединен слабостями? Ведь мы малое и не о многих вещах познание имеем, да и в то же время то, что мы часто почитаем за здравый смысл, есть одно чувственное воображение. Мы думаем – это дух, а оно — есть плоть.

Знаем ли мы, каких смешных мнений были те изобретатели, кого древность за философов почитала? Есть и сейчас такие мудрецы самозванцы, которые, почитая себя великими, и иных своими страстными мнениями поработить хотят, и удивительным каким-то образом других осуждая и бесчестя, через это себе славу приобретают. Один из таких, хотел обрушить всю медицину, утверждая: врачи не умеют лечить, а я могу. Оказалось – он был параноиком. Другой хотел опровергнуть все историческое летоисчесление, оказалось — это был просто мошенник, заработавший на сенсации хорошие деньги.

Послушаем апостола Павла, христианской мудрости учителя, что он к таковым говорит: я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими (1 Кор. 3, 1). Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно (1 Кор. 2, 14).

Слава Богу, мы выведены из этого затруднения. Наш ум осиян лучами Евангельского закона. Наша совесть Духом Святым уверена в отеческой к нам любви Всевышнего. Хотя бы мы и не достигли до глубокого познания естественных вещей, но нам открыты важнейшие истины, на которых наше вечное блаженство основано. Мы имеем истинное понятие о Боге, о мире, о самих себе. Мы представляем себе Бога существом благодетельным и милостивым, который снисходя к недостаткам человечества, явился под покрывалом нашей бренной плоти, и соединившись с нашим естеством, сделал нас участниками своего Божества. Мы весь огромный мир наш почитаем за школу, готовящую путников в Царство Небесное. Мы самих себя представляем лишь мельчайшею частицею, входящую в союз вещей, которого конец есть радостная вечность. В этих истинах состоит наше спасение. Потому и называет нас Св. Писание блаженными, что не плоть и кровь открыли нам это, но Отец, который на Небесах.

А чтобы нам больше успевать в подвиге благочестия, Св. Церковь, как всегда, так и особенно сегодня, представляет два знаменитых примера, двух великих христианских подвижников, горящего верою Петра, и славного мудростью Павла. Хотя они были того же с нами слабого естества, но когда захотели, сделали ум свой богонаписанною скрижалью, а сердце — жилищем духа. Трудами своими они победили слабости телесные, воздержанием укротили страсти, богомыслием прогнали земные мудрования, и дали духу торжествовать над плотью. Поэтому праведно на небесах они увенчаны бессмертием, а на земле всем векам оставили к подражанию свою жизнь. Аминь.


( голосов: 4 )
   

Страница 2 из 15

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>