Проповеди
Проповедь протоиерея Симеона Льва в Неделю по Просвещении, 20 января 2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

02kreshenie

Икона Крещения Господня, фрагмент

Прочитанное сегодня в храме Евангелие закончилось словами: Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17). На этих словах, и в первую очередь на «покаянии», хотелось остановить своё внимание.

Нет человека, который когда-нибудь в своей жизни не согрешил. Со многими падение происходило часто. Чем больше мы всматриваемся в свою жизнь и наблюдаем изо дня в день её опасное течение, тем больше видится нам, сколько этих падений, и тем чаще простираем мы к Богу покаянную молитву: «Помилуй мя, Боже! Помилуй мя!».

История ближайшего ученика Христова – апостола Петра очень похожа на то, что иногда случается с нами. Евангелист Лука, описывая арест Иисуса, говорит: Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Пётр же следовал издали (22, 54). Недостаток веры, который заставил Петра следовать за Христом издали, вместо того, чтобы оставаться рядом с Учителем, не могут не видеть в себе и лучшие из нас. Ведь все мы слишком хорошо знаем, что такое стыдится исповедывать Христа. И никто, знающий, что сердце человеческое лукаво более всего на свете (Иер. 17, 9), не станет удивляться, что этот человек, который так долго жил в тесном кругу ближайших учеников Христа, чьим глазам было привычно видеть чудеса, что он повернётся спиной к своему Господу.

Вспомним, что было дальше. Господь, обратившись, взглянул на Петра... И Пётр... выйдя вон, горько заплакал (Лк. 22, 61-62). Пётр и не думал оборачиваться, но Господь обернулся. Когда Пётр готов был смотреть куда угодно, только бы не на Господа, когда Господь смотрел на Петра. На это редко обращают внимание, но для всякого, кто грешит, исключительно важно, что Господь оборачивается первым. Это замечание требует пояснения.

Существует два вида сокрушения о грехе. Наиболее обычный вид – когда человек поступает неправильно и сожалеет об этом. Нам всегда становится легче, когда приходит такое сожаление. Кажется, что оно даёт какую-то гарантиюмы не расположены сделать это снова. Мы расцениваем стыд, который следует за поступком, как своего рода искупление ошибки. Этот род сокрушения хорошо известен тем, кто следит за собой и, так или иначе, борется с грехом. Но ошеломляющая правда в том, что здесь нет ничего духовного, никакого божественного дара или благодати. Многие именно это считают настоящим раскаянием, но это не истинное сокрушение о грехе, это – уязвленное самолюбие. Мы лишь сожалеем, что оказались слабыми и согрешили, и разочарование легко принимаем за раскаяние. Уязвлённая гордость говорит нам, что мы оказались не так хороши, как думали люди и мы сами. Всё так, словно Петр повернулся и посмотрел на Петра. Что он увидел бы? Бедное, слабое создание. И если бы Господь, обернувшись, не посмотрел на Петра, он, может быть, плакал бы не менее горько – не о том, что он согрешил перед Богом, но о том, что он, великий апостол, допустил слабость; что он так же слаб, как все остальные. Мы обращаем на это внимание для того, чтобы никто не льстил себе, принимая уныние, следующее за поражением в борьбе с грехом, за признак раскаяния.

Сравним такое раскаяние с покаянной молитвой мытаря. У него не было ни досады, ни уязвленной гордыни. Читая о нём, мы ясно ощущаем, что Господь повернулся и взглянул на мытаря, когда тот взывал: «Боже! милостив буди мне, грешному». Распростершись перед Богом, мытарь не заботился о самоуважении, не счел ниже своего достоинства встать перед Богом как обвиняемый преступник.

Разница между раскаянием мытаря и той, первой, печалью о которой мы говорили – это разница между Божьим и человеческим. Бог, смотрящий на человека, – это одно, и совсем другое – человек, смотрящий на себя самого. Нет ничего дурного в том, что человек обратится и посмотрит на самого себя, но здесь есть опасность. Опасность неверно истолковать то, что он видит и чувствует. То, что он чувствует – это досада, самобичевание скульптора, неловким ударом молотка погубившего труд многих недель. Безотносительно к вере мы ведь чувствуем унижение, когда совершаем низменный поступок. Но плохо здесь то, что не возмущается наша душа. Какое-то раскаяние наверняка есть, но в одном случае это раскаяние духовное, в другомчисто артистическое. Некоторые умудряются каяться, проливая слезы, называть себя величайшими грешниками, и при этом нисколько не меняться внутренне, не производить никакого движения в душе. И вот наше «я» превращает то, что должно бы быть самым важным жизненным переживанием, в самую искусную его подделку, величайшие возможности исправленияв самое низменное служение гордости.

Но Бог, смотрящий в лицо грешнику, может ввести христианское начало в человеческую печаль. Апостол Павел первый заметил, что печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2 Кор. 7, 10, 11). Это та священная печаль, что приходит к грешникам всякий раз, когда Господь оборачивается и смотрит на их жизнь.

Мы удивляемся, когда Бог, такой огромный и такой грозный в своем величии, применяет к нам, столь малым, очень мало насилия. Сила — это не Его путь. Его путь – быть кротким. Он редко управляет нами – но Он направляет нас; редко принуждает – но ведет нас за собой. Он помнит, что мы – прах. Мы думаем, что дело бы пошло быстрее, если бы Бог пугал нас и заставлял поступать правильно, уничтожал сеющих соблазны, сжигал нечестивые плевелы. В одной из притч Спаситель сказал, желающим уничтожить плевелы: чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы ( Мф. 13, 29). Господу нужна не быстрая работа, а хорошая работа. Поэтому Бог не подъехал к Петру на колеснице своего всемогущества, чтобы приказать ему раскаяться. Бог не устрашал его карающими молниями. Бог даже не заговорил с ним. Душу Петра приобрёл тот единственный взгляд, который на всю жизнь стал для него большим, чем голос или язык.

Здесь содержатся два важных урока – о кротости Бога и кротости души. Первый – такое же божественное чудо, как и другой. Может быть, и сейчас Бог творит что-то с нами неприметным образом, а мы и не знаем об этом. Так таинственно была устроена вся наша жизнь вплоть до сего дня, так деликатны пальцы горшечника, формировавшие нашу волю, что нам трудно поверить, что это была рука Божья. Бог сделал чутким сердце Петра, чуткими Он делает и наши сердца, чтобы они могли воспринять кротость Его сердца.

Мы совершенно превратно понимаем и Бога, и религию, если думаем, что Бог действует с нашими душами жестоко. Если мы спросим себя, что больше всего повлияло на нашу жизнь, мы вспомним о немногих тихих голосах, проповедовавших нам, о веяниях ветра, проходивших через наши души так тихо, что мы едва ли можем сказать, когда в точности они приходили и уходили. И великие духовные силы, которые среди натиска земной жизни заставляют вспомнить, что у нас есть душа, которые напоминают нам о вечности,это не столько предупреждения от мертвых из загробного мира, не угроза грядущего Страшного Суда, но еле слышные голоса, которые проникают в нас, как взгляд Христа проник в душу Петра, и обращают чуткие сердца к Богу. Портрет давно умершей матери, эхо детской молитвы, пробуждающее чистые воспоминания, обрывки забытых евангельских строк – вот вестники, которых посылает Небо, чтобы призвать мир к Богу.

Вспомним урок пророка Илии: Большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом; но не в ветре Господь. После ветра – землетрясение; но не в землетрясении Господь. После землетрясения – огонь; но не в огне Господь. После огня – веяние тихого ветра... там Господь»,— говорится в Библии (З Цар. 19, 11).

Когда Господь обернулся и посмотрел на Петра, и в один миг память всколыхнула вину, что ещё мог сделать Пётр, как не горько заплакать? Пусть память и сегодня так же подействует на жизнь любого из нас, пусть глаза вечности извлекут неприкрытую правду из нашего прошлого, чтобы выразить мучительное сознание того, что Богу открыты наши грехи. Петру было отчего горько заплакать; а если в нашей духовной жизни не бывает вовремя горьких слез, то это не потому, что у нас меньше греха, чем у святого Петра, но потому, что у нас меньше благодати.

Тщетны будут наши попытки успокоить себя тем, что наши грешки малы по сравнению с его грехом. В мире есть такая вещь, как великий грех, но нет такой вещи, как маленький грех. Самый маленький грех – это падение, а падениеэто отпадение от Бога. Отпасть же от Бога значит упасть с самой великой высоты. Огласка греха – ничто по сравнению с его величиной. Наше падение на прошлой неделе, или вчера, или сегодня было, возможно, точно также велико, как падение апостола Петра, пророка Давида или праотца Ноя.

В каждом грехе, когда-либо совершённом, нужно горько раскаиваться. Если в нашей вере мало чувства, значит в ней мало самонаблюдения. Вспомним, как Бог поступал с нами с тех самых пор, как мы впервые пролепетали Его имя. Прибавим к этому, как мы обращались с Богом с тех самых пор, как научились грешить. После того, как мы переберем тайны своего прошлого, и забытые грехи мысленно пойдут, тесня друг друга, сможем ли мы удержаться, чтобы сильное чувство не поднялось из сердца и слёзы не выступили на глазах? Несомненно, для апостола Петра было очень великое дело, что он горько заплакал, и, несомненно, горечь ночи раскаяния освятила всю его оставшуюся жизнь.

Когда Господь обернулся, Он взглянул на Петра. Никто другой не заметил тихого взгляда, которым они обменялись. Но этот взгляд сделал своё дело. В одно мгновение он выделил этого человека и отрезал его от всего остального мира. Пётр вышел вон. И не было той ночью под небом Божьим человека, такого одинокого, как Пётр.

Когда Бог хочет говорить с человеком, Он хочет, чтобы этот человек был один. Бог взращивает семена отшельничества во всех истинно христианских сердцах. Никто не заслуживает такой глубокой жалости, чем те верующие, у которых вся их вера осуществляется публично; и тот, кто не знает, что такое выйти иногда из толпы и остаться одному с Богом, – чужд важнейшего духовного опыта, который освящает сердце христианина.

Раскаяние Петра было не только сильным и одиноким, – оно было немедленным. Время для раскаяния – это именно то время, когда мы согрешили. Может быть, это время – сейчас. Раскаяние Петра пришло не на смертном одре и не в иной жизни, а немедленно вслед за грехом. Много людей откладывает покаяние до тех пор, пока они ничего уже не могут сделать, да и раскаяние уже ничего не может сделать для них. Когда на Страшном суде Он обернётся и посмотрит на них, тогда они действительно выйдут в ночь как ап. Петр и заплачут – но эта ночь будет без рассвета.

Когда Бог говорит, Он говорит так громко, что все голоса в мире кажутся умолкнувшими для слушающего Его. И, вместе с тем, когда Бог говорит, Он говорит так мягко, что никто не слышит этого шёпота, кроме того, кому Его слова предназначаются. Может быть сегодня, когда богослужение закончилось, Бог обернулся и посмотрел на кого-то из нас, и чья-то душа вышла вон плакать. Никто не заметил, куда упал взгляд Господа, и никто в церкви не знаетна кого. Человек стоит на своем обычном месте, но дух его далеко отсюда, он обращён к какому-то давнему греху, и Бог Сам дает ему урок – самый горький, но и самый сладкий в его жизни, урок сердечного покаяния. Пусть же этот человек, на которого упал взгляд Господень, не возвращается в толпу, пока Господь снова не обернётся и не взглянет на него, как Он взглянул на разбойника на Кресте, и тогда он узрит славу Божью в лике Христовом. Аминь.


( голосов: 2 )
 
О крещенских купаниях и святой воде

Внимание, откроется в новом окне. Печать

Священник Георгий Максимов


( голосов: 0 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в Неделю святых праотцов, 30 декабря 2018 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

12praotsi

Святые праотцы Авраам, Исаак и Иаков, источник изображения — pravoslavie.ru

Се­го­дня – Неде­ля свя­тых пра­от­цов. В это вос­кре­се­нье за бо­го­слу­же­ни­ем Пра­во­слав­ная Цер­ковь вос­по­ми­на­ет всех древ­них ро­до­на­чаль­ни­ков (по-гре­че­ски пат­ри­ар­хов) богоизбран­но­го на­ро­да и их по­том­ков – от Ада­ма до Иоси­фа Об­руч­ни­ка, мнимо­го от­ца Мес­сии. Кто такие праотцы, и чем они отличаются от святых отец, память которых будет совершаться в следующее воскресенье? Отличие такое: под святыми отцами, как это видно будет из богослужения следующего воскресенья, Церковь имеет в виду не всех вообще тех, кого мы называем святыми отцами, а тех людей, которые жили до воплощения Христа и были Его предками по плоти. А вот сегодня празднуются святые праотцы. Это более широкое понятие. Это те, кто тоже жили до Христа и подготовили Его Рождество — но не обязательно тем, что были Его предками по плоти, а вообще это все праведные люди, которые жили в ветхозаветные времена.

Бытует мнение, что столько безобразий происходило во времена Ветхого Завета, что это Писание нельзя назвать святым, а злого иудейского бога – нашим Богом. Такое мнение святыми отцами называется ересью. Эта ересь была осуждена св. отцами 2-го Вселенского собора (7 правило 1,7) и 6-го Вселенского собора (правило 95).  Библия представляет собой собрание разных книг, не только вероучительных, но и исторических, и других. Те соблазнительные повествования в эти исторических книгах являются не недостатками Библии, а ее достоинством. В современных исторических книгах редко встретишь негативное описание недостатков своего народа, дурных наклонностях и его поражений. А если и встретишь, то объясняется это нашими добротой, простотой и доверчивостью. В Библии же все мерзости богоизбранного народа изображены во всей «красе», что вызывает у нас справедливое отвращение. Но вспомним, что в древнее время представляли собой другие народы. В цивилизованных греческих и римских обществах процветали содомия, свальный грех, педофилия, в храмах занимались развратом, младенцев приносили в жертву своим богам, к рабам относились как к говорящей вещи. И вот Библия показывает как из этой среды Бог выводит к праведной жизни избранный им народ, ставя ему в пример святых праотцев.

Св. праотцам  уделяется в Ветхом Завете довольно много места. Немало глав посвящено Аврааму. В них говорит­ся о вере. Далее, главы, рассказывающие историю Иакова, в которых содержится послание о том, как мы можем узнать Божию волю в своей жизни. Затем — последние главы книги Бытие, которые повествуют нам историю Иосифа. Остановим свое внимание на нём (Быт. 43, 26–31; 45, 1-16).

Иосиф — один из тех героев Писания, о которых можно сказать «чистые сердцем». Большинство из них имели свои плюсы и минусы, и рано или поздно их греховная природа обнаруживала себя, и мы видели их недостатки так же явно, как и достоинства. В связи с этим Иосиф покажется нам приятным исключением. Возможно, Иосиф — один из наибо­лее чистых людей в Писании. Именно рождение Иосифа, по-видимому, стало тем толчком, который побудил Иакова пор­вать отношения со своим дядей Лаваном и стать самостоятель­ным человеком. Иосиф был первенцем от Рахили — самой любимой из жен Иакова. Как только Рахиль родила, Иаков стал задумываться о том, как освободиться от притеснений дяди.

Итак, он идет к дяде Лавану и требует все, что ему причи­тается, таким образом, порывая отношения со своим тираном. Так как Иосиф был первородным от Рахили, Иаков откровен­но оказывает ему особое расположение. И это заставило братьев Иосифа возненавидеть его. Они сговорились убить его, но затем, по­думав, решили продать его работорговцам, направлявшимся с караваном в Египет.

Силою обстоятельств, ему неподвластных, Иосиф очутился в Египте, Вначале как раб, затем как узник. Но благодаря этим странным, Богом предопределенным событиям, Иосиф вскоре стал владычествовать над всем Египтом, уступая во власти лишь самому фараону. Жизнь Иосифа в Египте была поистине необычайна. И он ни капли не сомневался, что это Бог с определенной целью поместил его в Египет. Бог, конечно, знал заранее о приближавшемся голоде, способном стереть с лица земли тот избранный народ, через который Он собирался принести нам спасение. По этой причине мы можем назвать историю с Иосифом повествованием о провидении Господнем.

Но почему Библия уделяет столько места рассказу о каком-то человеке? Наверняка, потому, что здесь, в этой ис­тории, содержится чрезвычайно важное послание к читающим Слово Божие. И суть этого послания прекрасно выражена в одном стихе Нового Завета. В Послании апостола Павла к римлянам в 8-й главе 28-м стихе говорится: знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содейству­ет ко благу. На протяжении многих веков этот стих служил и продолжает служить утешением и благословением для Божьего народа. Именно эту мысль Бог хочет донести до нас через историю жизни Иосифа.

Другой важный момент, который мы видим в этом посла­нии, можно выразить единственным словом — благодать. Мы уже встречали это слово, когда читали историю жизни Иако­ва. «Благодать» означает милость и благословение от Бога, которые мы не можем ни заслужить, ни достигнуть каким-ли­бо другим путем. Благодать дается нам как дар.

В истории с Иаковом мы узнаем, как Иаков в конце концов осознал причину благословений, которые Бог посылал ему. Иаков понял, что все благословения, духовные и физические, которые он получал, были не чем иным, как результатом Божьей благодати. А ведь долгое время Иаков полагал, что он приобретал все эти благословения благодаря своему уму и своей хитрости.

Величайший пример тому мы находим в месте Св. Писания, где Лаван соглашается отдать Иакову часть овец из стада в уплату за его многолетний труд. Итак, они договорились между со­бой, что все овцы с крапинами и в пятнах будут принадлежать Иакову. А остальные -Лавану. В этот же день Иаков собрал свежих прутьев и, сделав на них нарезки, положил в том месте, где скот зачинал. Вряд ли Иаков заканчивал сельскохо­зяйственную академию, и наверняка он не ходил на курсы по проведению спаривания животных. Возможно, он просто по­верил, что его уловка поможет делу. Такой уж человек был этот Иаков. Он считал, будто его хитрость помогает приобре­тать благословения. Но в итоге Бог открывает ему глаза и говорит: «Иаков, ведь все это — действие Моей благодати». И после этого мы услышим, как Иаков при встрече с Исавом скажет: Бог милостиво поступил со мной. Когда я переходил Иордан, то не имел ничего, кроме посоха, а теперь у меня два стана. Бог поступил со мной по благодати.

История жизни Иосифа иллюстрирует ту же истину, но немного по-другому. Иосиф находится в очень трудных обсто­ятельствах. Его продают в рабство. Затем сажают в темницу. И опять-таки, он проходит через все эти трудности не потому, что он заслужил их, но чтобы Бог прославился через его жизнь. По благодати Своей Бог благословил Иакова, и по благодати же Бог призвал Иосифа прожить такую жизнь. Бог специально поместил его в такие условия, приготавливая и нас­тавляя через испытания, чтобы в свое время сделать его чело­веком, способным спасти еврейский народ от голодной смер­ти. В конце повествования становится очевидным, что вся жизнь Иосифа была подготовкой к этому великому служе­нию. Какие же практические уроки мы можем извлечь из истории Иосифа? Рассматривая отношения Иосифа с отцом и братьями, мы видим, что эти отношения далеко не идеальны,

Все мы знаем, что плохо делить своих детей на любимых и нелюбимых. А так как Иаков делает Иосифа своим любим­чиком, то как отец он явно несправедлив по отношению к братьям Иосифа. Да и к самому Иосифу тоже, потому что причиной ненависти к нему братьев и всех последующих труд­ностей в жизни является его особое положение в семье.

__Урок, который мы можем извлечь для себя из этой истории, состоит в том, что ни у кого из нас нет совер­шенных родителей. И, появляясь на свет, мы не имеем воз­можности выбирать их, так же, как не выбираем братьев и сестёр. Но мы подвергаемся поразительно сильному влиянию со стороны и тех, и других. Сколько неудач, боли и горя было в нашей жизни из-за ошибок самых близких нам людей. И в истории жизни Иосифа Бог хочет, чтобы мы поняли следую­щее: хотя наши родители и несовершенны и, может быть, допускали ошибки по причине равнодушия или даже злобы, в любом случае нам нужно помолиться той молитвой, которой молился Иисус на кресте: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34).

__Иосиф своей жизнью говорит нам: Бог стоит за всеми событиями вашей жизни. Ему подвластно всё и вся, включая ваших родителей, братьев и сестёр. Богу подвластны все силы. Ему подвластны и обстоятельства нашей жизни. И если мы будем действовать в этих обстоятельствах с Божьей по­мощью, то Господь использует эти обстоятельства, чтобы при­готовить нас к тому служению, которое Он хочет возложить на нас. Возможно, кому-то случалось, получив такую возмож­ность нести служение, ощущать, что Бог готовил вас к нему с момента вашего рождения? Многие люди испытывают это чув­ство. Иногда на нас сваливаются такие несчастья, что мы удив­ляемся: «Почему я? Почему у меня такие трудности?» Но Писание говорит через Иосифа: Бог управляет всем. И когда Бог дарует вам благодать действовать в этих обстоятельствах под Его водительством, вы обнаружите, что именно эти собы­тия и эти люди являются движущими силами, которые Бог использует для вашего духовного роста. Это те инструменты, которыми Бог пользуется, чтобы однажды призвать вас на служение, согласно Его божественному замыслу.

__Вот как Иосиф говорит своим братьям в 45 главе Бытия: Но теперь не печальтесь, и не жалейте о том, что вы продали меня сюда; потому что Бог послал меня перед вами для сох­ранения вашей жизни. Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избав­лением. Итак, не вы послали меня сюда, но Бог, Который и поставил меня отцом фараону и господином во всём доме его, и владыкою во всей земле Египетской. Идите скорее к отцу моему, и скажите ему... Бог поставил меня господином над всем Египтом; приди ко мне, не медли. Ты будешь жить в земле Гесем; и будешь близ меня (ст. 5-10). Как видим, Иосиф полностью убежден, что Бог управляет всеми событи­ями в его жизни, и поэтому он говорит братьям: Не вы послали меня в Египет. Вы думали, что вы это сделали. Вы думаете, что сделали мне зло. Но это не вы, а Бог послал меня в Египет.

В вернемся к тексту Писания. Бытие, глава 50, Иосиф и его братья снова вместе. Отец их умер, и братья боятся мести Иосифа. В стихах 19 и 20 запечатлен ответ Иосифа братьям: Не бойтесь, ибо я боюсь Бога. Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что есть: сохранить жизнь великому числу людей. Ответ Иосифа: Бог обратил зло в добро. Запомним это. Дети любят задавать вопрос: «Что делает Бог целый день?» Есть много ответов на этот вопрос. Один из них: «Бог целый день занимается тем, что обращает зло в добро». Аминь.


( голосов: 4 )
   
Проповедь иерея Георгия Максимова на Введение во храм Пресвятой Богородицы

Внимание, откроется в новом окне. Печать


( голосов: 3 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва на Евангелие от Луки (Лк. 8, 5-15): притча о сеятеле

Внимание, откроется в новом окне. Печать

10semya

В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали притчу Господа о сеятеле и семени. Вышел сеятель сеять. И вот одно зерно упало при дороге, и было поклёвано птицами; другое упало на каменистую почву и засохло, третье — упало в сорную землю, и было заглушено сорняками. А четвёртое упало на хорошую почву, давшее обильный плод. Смысл этого рассказа объяснил Сам Господь, сказав, что семя есть Слово Божье, которое хочет вложить в нас и веру, и совесть, и благочестие. От того, как мы принимаем Слово Божье, какую почву для него представляем, происходит то, что иногда оно совсем не входит в душу, или, взойдя, глохнет, или же разрастается в великое доброе дерево — в какого либо великого молитвенника, подвижника.

Семя, упавшее при пути, - сказал Спаситель,— это суть слушающие, к которым потом приходит дьявол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись (Лк. 8,12). Отец лжи — дьявол, вот кто, прежде всего, мешает плодоносному и спасительному действию в нас Слова Божьего. Он похищает у нас Слово Божье, наполняет душу всякими сквернами и увлекает различными чувственными страстными представлениями. В самом деле, кто погубил наших прародителей, убедив их нарушить Богом данную заповедь? Человекоубийца – дьявол. Диавол искушал нашего Спасителя, погубил Иуду, заставил ап. Петра трижды отречься от Христа, и только искреннее слёзное покаяние и молитва Господа спасли великого апостола от отчаяния. Так было прежде, так наблюдается и теперь. Его злобные действия ясно замечали на себе все внимательные к своим душевным движениям истинные последователи Христа, все подвижники Христовы. Те, кто читал дневник преподобного Иоанна Кронштадского, вполне убедились в этом. Наблюдая внимательно за собою, мы обнаруживаем, что бывают минуты, когда является желание помолиться пламенно, усердно. Мы чувствуем, как неземная радость наполняет наше сердце. С чувством глубокого смирения мы преклоняем свои колена пред пречистым ликом Спасителя и Божьей Матери. Но проходит минута, и мы начинаем осознавать, как что-то холодное и тяжелое надвигается на нашу душу. Радостного настроения, охватившего нас в начале молитвы — как не бывало, мысли рассеялись. Что это значит? Откуда такой холод? Несомненно, от дьявола. Это он леденит нашу душу, он отвлекает от Бога наше сердце. Почему же такую силу имеет влияние на нас дьявола? От нашего легкомыслия, рассеяния, беспечности. Ведь у многих душа, что дорога, проездной путь. Как на дороге по ней снуют одно за другим, встречаются, сталкиваются, перегоняют друг друга разные суетные мысли, всякие желания похоти, страсти. Человек совсем не разбирается в них и отдается всем им. Человек не сознает, что чаще всего в его душе проходят такие желания и помышления, с которыми нужно бы бороться. Он не понимает также, что по временам в душу человеческую Господь ниспосылает такие добрые веяния, которые следовало бы всячески охранять и несогласное с ними бесповоротно гнать из души. Человек не знает часто главного, что должен был бы знать — не знает самого себя, что в нём есть, почему его тянет туда, или сюда; почему он сказал то, или другое, почему сейчас он поступил именно так, а не иначе. Но раз в духовном отношении он идёт туда, куда погонит его вихрь его мыслей, чувств и желаний, он становится открытым для всякого греха и благодаря разным приманкам может незаметно для себя затянуться в греховную жизнь вплоть до потери образа Божьего. А бывает — и до потери образа человеческого. Так действительно случается с человеком, не дающим себе отчёта в своих словах, желаниях и поступках. Не напрасно Спаситель и св. апостолы и св. подвижники призывают нас к тому, чтобы мы зорко наблюдали за собой и строго сверяли свои желания и действия с законом Божьим. Это нелёгкая работа: вникать в свою душу, замечать и умело направлять к желанной доброй цели происходящее в ней. Куда легче жить так, как живётся, безо всякой цели. Но такая душевная работа обязательна для каждого христианина, потому что только тогда мы можем идти вперёд по пути добродетели. С успехом отражать козни дьявола, когда тщательно изучим себя, когда для нас будет ясно не только то, что именно в нашей душе есть или произошло греховного, но и то, как это греховное заманивает нас, соблазняет, стремится вызвать наше сочувствие к себе.

А зерно, падшее на камень, - сказал Спаситель,— это те, которые с радостью принимают слово, но которые не имеют корня и временем веруют, а во время искушения отпадают (Лк. 8,13). Наше малодушие и боязливость, проявляемые нами во время напастей, часто препятствуют спасительному действию в нас Слова Божьего. Как носящий в себе образ и подобие Божье, человек восторгается, услышав Слово Божье, но как падший, как данник греха, он часто не может принять Слово Божье всем сердцем. Мы слишком любим мир и то, что в мире. Поэтому, когда постигают нас скорби, когда нужно пострадать Евангелия ради, мы соблазняемся, начинаем роптать на Бога, доходим до отчаяния. Как же быть? Как же вести себя во время напастей? Во-первых, подражать примеру праведного Иова, который, узнав о потери своего богатства, о смерти своих любимых детей, не только не поколебался в своей вере, но безропотно принял и перенес постигшее его несчастье. Господь дал, Господь и взял, как угодно было Господу, так и сделалось, да будет имя Господне благословенно (Иов. 1, 21). А на совет убитой горем своей жены произнести хулу на Бога, Иов отвечал: Ты говоришь как безумная. Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злое не будем переносить? (2, 10). Во-вторых, надо подражать христианским подвижникам, которые за Христа, за Слово Божье с радостью претерпели все скорби и неприятности жизни. Они были уверены, что всякая скорбь посылается от Бога для нашей же пользы: или для очищения наших грехов, или чтобы возвести человека на высшую ступень добродетельной жизни, и через то удостоить его высшего блаженства.

А семя, падшее в терние, это те, которые слушают слово, но заботами, богатством, и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода (Лк. 8, 14). Житейская суета, житейские заботы, вопросы о личной безопасности, желание всякими правдами, а больше конечно, неправдами, скопить побольше денег, любовь к мирским удовольствиям,— вот, что ещё препятствует по учению Спасителя плодотворному действию в нас Слова Божьего.

Итак, притча Спасителя о сеятеле имеет отношение ко всем нам: каждый из нас слушает Слово Божье, и так, или иначе, воспринимает его. Христос хвалит только глубокое восприятие Божественного Слова, которое, укоренившись в сердце человека, растёт при всех искушения и несчастиях и даёт обильный плод – добродетельную жизнь, подобно тому, как и каждый земледелец бывает доволен доброю почвою, приносящею обильный урожай,

Вот и сейчас, братья и сёстры, во имя Христа, во имя Божье, только что совершился во время церковной службы посев в наши души словами апостольского чтения, Евангелия, словами песнопений бросались в наши души святые семена Божьей воли. Что же, вырастет ли что-либо из этих семян? Не ждёт ли Господь доброго плода в нас от этого сеяния? Перед уходом из храма подумаем минутку, что мы отсюда уносим. Шевельнулась ли в душе добрая мысль, защемило ли болью совесть, захотелось ли хоть на минутку после богослужения жить лучше, чище, праведнее? Если – нет, то где же мы были во время посева? Тогда значит, в то время когда Христос — Сеятель проходил невидимо мимо нас в храме, мы затворили наглухо двери души, и ни одно зерно не попало в душу. Неужели есть и между нами такие, у которых не только сердце, но даже уши не воспринимают Слова Божьего? Думаю, что таких немного. В притче Господней даже камень принял семя, хотя и поверхностно, дав слабый росток. Если нет между нами таких, которые совершенно отвергли семя Слова Божьего, то подумаем, что будет с нашим посевом завтра? Вот семя принято. Куда мы пойдём с ним? Если на разгул, пустые суетные беседы, то ведь там затопчут его люди пустыми словами, песнями. Заглушит его сорная трава злых впечатлений. Если мы пойдём домой, и будем пребывать в праздности, пить, есть, не думая о посеве, то и тогда семя может погибнуть. Праздность для духа то же, что засуха для поля. Если даже семя запало в сердце, то и тогда его убьёт бездействие.

Чтобы для нас не погибло то, что церковь посеяла сегодня, тотчас после святой службы, взрыхлим нашу душу вспоминанием о слышанном в храме. Укрепим корни молодого посева размышлениями и поскорее приложим полученные в храме наставления к нашей жизни. В противном случае, тогда что же для нас воля Христа Бога нашего вообще? Зачем же мы ходим в храм, слушаем Слово Божье? Зачем же называемся христианами? Подумаем об этом, братья и сёстры, и не будем пренебрежительно топтать воскресный посев, зная, что препятствует плодотворному действию в нас духовного семени, и будем избегать всего этого. Аминь.


( голосов: 2 )
   

Страница 3 из 12

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>