Проповеди
Проповедь протоиерея Симеона Льва в Неделю святых праотец, 29 декабря 2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

18lono_avaraamovo

Источник изображения — pokrov.mkk.ru

Сегодняшний воскресный день называется в богослужебных книгах Неделей св. праотец. Праотцами Церковь называет всех ветхозаветных праведников, патриархов и пророков, живших до Р. Х.

Первым из праотцев Христовых является Адам. Адам на древнееврейском языке означает – «человек». Бог поселил первого человека в Эдемском саду, в котором было всё, в чём нуждался Адам. Первый человек имел возможность беседовать с Самим Богом, Творцом Вселенной. Своё образование Адам получил у самого лучшего учителя, который был ему и лучшим другом. Человеку была дана лишь одна обязанность – заботиться о земле, возделывать её. В райском саду ждало Адама только одно испытание: воздерживаться от плодов дерева познания добра и зла. Поскольку в Эдеме фруктов было огромное изобилие, этот запрет был человеку не в тягость. Человек, имевший свободу выбора, оказывал почтение Богу своим послушанием. Безмятежная, счастливая жизнь Адама продолжалась до тех пор, пока он не встретился с падшим ангелом – сатаной. Сатана обратился к первой женщине – Еве с вопросом: Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю (Быт. 3, 1)? Этим вопросом Сатана внушал мысль Еве, что её обманывают и нельзя быть такой наивной, чтобы принимать слова Бога за непреложную истину: «Бог, наверное, хочет утаить от вас что-то хорошее. Откуда вы знаете? Может быть, Бог совсем не такой добрый и любящий, каким представляется?» Лукавый дух прикинулся добрым и заботливым, и сначала поставил под вопрос Слово Божье, посеяв в уме человека сомнение, а потом открыто заявил, что Бог является лжецом. Согласно его утверждению, Бог запретил людям вкушать плоды дерева познания добра и зла, потому что опасался, как бы они не узнали слишком много. Хитрый дьявол соединил правду с неправдой. Добро и зло люди, действительно познали, но Богу во всём не уподобились. Кроме того, сатана пообещал, что люди не умрут, а это была чистая ложь. Стоит заметить, что Адам, супруг Евы, находился рядом с ней в течение всего её разговора с дьяволом. Он мог бы помешать Еве вкусить плод, мог и сам отказаться есть его. Однако они его ели оба. Так были разорваны узы дружбы, связывающие Бога и человека. У них были все основания обвинить сатану во лжи, но они предпочли ему поверить. Адам перешёл в стан мятежников и стал врагом Богу.

Кто-то скажет: «Ведь это такая мелочь – всего лишь откусить кусочек от плода». Да, но с виду небольшое испытание затрагивало самые глубины человеческого существа, обладающего свободной волей. Но вот, пришло время дать Богу отчёт в своём поступке. Адам честно признался, что вкусил плод, но тут же добавил: я сделал так потому, что этот плод мне дала жена, да, та самая которую сотворил Ты. Все ясно: виноват Бог! И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела (Быт. 3, 13). Вот, если бы Бог не сотворил змея, тогда бы Ева не согрешила. Опять получается, что во всём виноват Бог… А змея Бог спрашивать не стал: у него нет ног, чтобы предстать перед Богом. Господь дал возможность Адаму и Еве покаяться в своей ошибке, но они предпочли свалить вину на другого. Вполне Адам мог сказать: «Боже, я очень виноват перед Тобой! Пожалуйста, прости меня! Мне очень хочется, чтобы наши отношения остались прежними. Скажи, как мне их восстановить?» Кто знает, если бы Адам искренне покаялся, вероятно, Бог тут же пожелал бы восстановить прежние отношения с ним. Мы знаем, что Бог не уничтожил Адама. И более того, Он пообещал когда-нибудь освободить человека от власти сатаны. Сделано это будет потомком Евы – Мессией, т. е. Спасителем. А пока что, последствием греха стали тяготы, борьба за выживание, и смерть. Смерть для тела, для отношений, смерть надеждам на будущее блаженство.

Далее из Библии мы узнаём, что следующим праотцем был сын Адама – Авель. Св. Писание говорит о нём так: Верою Авель принёс Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен (Евр. 11, 4).

Авель недолго жил в этом мире. Об особых делах его тоже ничего не сказано. Тем не менее, он особо отмечен Богом, поставлен во главу длинного ряда ветхозаветных праведников. Авель был первым верным свидетелем, и притом таким, который своею кровью запечатлел своё свидетельство о Боге. Что сделало Авеля таким великим? Это была его вера. Вера Авеля, прежде всего, выразилась в принесенной Богу жертве. Большинство из нас думает, что вера есть дело только головы, и она ничего не стоит. В действительности же, она начинается с приношения, жертвы, отречения. Вспомним отца всех верующих — Авраама. Придя к вере, он пожертвовал своей родиной, друзьями и домом отца своего. Он отдал Измаила, затем даже Исаака и свою любимую жену. Подобно этому было и у Моисея. Это то, чем всегда отличается истинная вера, она никогда не приходит к Богу с пустыми руками, но приносит Ему то, что Он желал бы видеть на Своем жертвеннике. К сожалению, немало в наших храмах верующих, которые готовы слушать проповеди о чём угодно, но только не об отдаче и жертве. У них сразу портится настроение, и рождается подозрение, что Церковь хочет их ограбить. Это и есть вера от головы, и она своему носителю, действительно, ничего не стоит, и никакой ценности в очах Божьих не имеет. Грешный человек знает, что такой, какой он есть, он не может быть приятен Богу, поэтому он старается принести Ему что-нибудь, что могло бы сделать его благоугодным перед Ним.

Вера так же есть то внутреннее отношение души к Богу, когда доверяешь Ему как дитя и вполне опираешься на Него. Это отношение души к Богу и дало перед Ним истинную цену принесённой Авелем жертвы. Если у человека в душе нет любви к Богу, то ему трудно понять, почему две  лепты евангельской вдовицы (Мк. 12, 42) ценнее  стоимости земельного участка Анании и Сапфиры (Деян. 5, 4).

Вера должна иметь некоторое откровение от Бога, на котором она основана. Например, Каину было открыто, что Господь пренебрёг его жертвою, а Авелю было открыто, что Господь принял дар его (Быт. 4, 2). Таким образом, Бог сообщил Свою волю относительно жертвы уже нашим первым прародителям. Возможно, это случилось, когда Бог сделал им одежду из шкур животных (Быт. 3, 21). Вряд ли могли эти кожи явиться как-либо иначе, чем от жертвенных животных, так как мясная пища была дозволена только спустя множества поколений после потопа (Быт. 9, 3). Так, в смиренном послушании, сообразно воле Божией, Авель мог поспешить к своему стаду, принести Богу лучшую жертву всесожжения и с нею приблизиться к Нему. Только жертва, назначенная Богом, есть жертва веры и благоугодна Ему, и только она пролагает нам путь к Его сердцу. Каин, очевидно, не заботился о том, чего хотел Бог, но думал, как в настоящее время ещё столь многие, что Бог должен быть доволен всем тем, что бы Ему ни приносили. С такими мыслями лучше к Богу вообще не приближаться!

Отдав вместо себя на смерть живого ягнёнка, Авель признал себя грешником, повинным в смерти, который должен погибнуть так же, как его жертва. В жертве Авеля выступало не только святое правосудие Божие в отношении греха, но и бесконечная милость к грешнику. Без пролития крови не бывает прощения,— читаем мы в Писании (Евр. 9, 22). Может быть, у него текли горькие слезы раскаяния и сожаления, слёзы глубокого сокрушения, когда нож смерти поразил его жертву, и кровь вытекала из неё, – этого мы тем более можем ожидать, так как смерть с её ужасом была ещё мало знакома человеку. Не должен ли был Авель сказать себе: «Как ужасен грех, если самое высокое и лучшее, что Бог даровал, должно пасть его жертвой».

Не так стоял Каин перед Богом со своей жертвой. У него не было никакой мысли о своём грехе и греховности. Его жертва была жертвой благодарения. Ею Каин говорил, подобно фарисею: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18, 11). Каин видел и считал себя достаточно хорошим. Он, смотря на Бога, не нуждался ни в какой милости. Он сам признал себя невиновным и оправдал себя.

Не бывает ли такого и нами? Не берёмся ли мы сами оценивать собственные достоинства, сравнивая себя с подонками человечества, и превозносясь над ними? Или, может, кто думает, что не он Богу, а Бог ему должен. Например, дать ему  небеса и блаженство? В таком расположении души Бог не примет ни нас, ни нашей жертвы. Бог действительно милосерд, но если я принимаю себя за сосуд, наполненный справедливой праведностью, в котором нет места для милости, – то Бог, усматривающий недостатки и в ангелах, вынужден будет обличить и отвергнуть меня.

Следующий праотец Христов, на которого хочется обратить внимание – праведный Енох. Всего две строчки Св. Писания посвящено ему. Попробуем, используя достижения богословской науки, восстановить его образ и житие.

Родословие Адама сохранило память множества людей, которые в те времена жили по восемьсот-девятьсот лет. Но ничего достойного в этих людях не оказалось, чтобы писать о них на страницах Библии. Конечно, их столетия не протекали в полном бездействии. Если бы мы могли наблюдать за ними, то увидели бы, в какой суете, в каком труде и ежедневных хлопотах протекала жизнь их! Одни из них были земледельцами, возделывавшими в течение многих лет большие пространства земли и собиравшими богатые жатвы! Другие были просто пастухами, в стадах которых насчитывались тысячи и десятки тысяч голов крупного скота и в десятки раз больше мелкого скота, верблюдов без числа, лошадей и ослов! Кого-то из них за прилежание ставили в пример другим пастухам-хозяевам. Другие возвели себе большие и красивые дома, приготовили хорошую будущность для своих сыновей и дочерей, были предприимчивы, так что соседи завидовали им. Но все их дела относились к миру, и исчезали под руками. Для вечности, для Бога, для собственной души во всём том не было ничего! Люди такого рода не имеют пред Богом истории жизни. Вот как говорит о них Библия: Сиф жил 105 лет и родил Еноса. По рождении Еноса Сиф жил 807 лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Сифовых было 912 лет; и он умер. Енос жил 90 лет и родил Каинана. По рождении Каинана Енос жил 815 лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноса было 905 лет; и он умер. Каинан жил 70 лет и родил Малелеила. По рождении Малелеила Каинан жил 840 лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Каинана было 910 лет; и он умер… и так далее.

Печально, если о нашей жизни будет сказано: жил столько-то лет, народил детей, и умер. Что нами сделано для Бога, для вечности, для братьев и сестёр во Христе, для близких и для погибающего мира? Находит ли Господь в нашей жизни то, что драгоценно для Него; то, что Он может занести в Свою книгу жизни? Или Он вынужден сказать о том, что мы делаем для Него: отвратится душа Моя от них (Зах. 11, 8). Если это так, то и у нас нет истории жизни перед Богом! Хотя, может случиться и так, что мы некогда найдем записанной такую жизнь, о которой вечно будем раскаиваться.

Так было со многими окружавшими Еноха. И лишь только его одного выделяет Библия: И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его (Быт. 5, 24). Жизнь Еноха началась точно так же, как и жизнь всех других. Шестьдесят пять лет после своего рождения, то есть более одной пятой части своей сравнительно короткой жизни, он шёл широким путем, в ногу с тогдашним миром. Конечно, сообразно с жизнью тех людей это не было слишком долго, но все-таки это было достаточно, чтобы наполнить порядочную меру греха. Как жаль каждого года, каждого дня нашей жизни, которые не принадлежат Богу и которые мы проводим по стихиям этого мира! На праотце Енохе каждый до сего дня может видеть, что для человека ещё не все потеряно, хотя он и грешник по рождению, грешник по делам, – и тем более, если этот грешник хочет обратиться к Богу. В Библии точно указано время обращения праотца: И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала. Что побудило Еноха к этой новой жизни, нам не сказано, но всё же можно предположить, что поворот в жизни Еноха был тесно связан с рождением его первенца. Может быть, Енох говорил себе: «Дорогая бессмертная душа, жизнь для вечности поручена моим рукам. Это дитя дано мне Богом, чтобы я снова возвратил его Ему, воспитал для Него». Однако в душе его могло звучать: «Если ты хочешь этого, то ты сам должен быть вполне Божиим; должен быть посвящён Ему и жить для Него». И Енох не медлил. Как хорошо, если бы всем родителям была понятна великая ответственность их за души детей! Тогда бы родители с каждым новым ребёнком получали новый толчок к более святой жизни, чтобы ни один из их детей не погиб по вине отца или матери, но все были спасены!

Древнее еврейское предание считает Еноха изобретателем письма, математики и астрономии («Пятикн. Моисеево, Вильна, 1914, с. 12). В Коране (Сура 28, 20) Енох назван Учёным. По-видимому, во втором периоде жизни Эноха им была написана пророческая книга, на которую имеется ссылка в Новом Завете, в послании апостола Иуды (14).

Посмотрим же, в чём состояла новая жизнь Еноха. Как уже было сказано, после великого поворота: ходил Енох пред Богом». Подобное выражение в Библии встречается неоднократно (Мих. 4, 8; Мал. 2, 6; и др.), и везде оно означает высшую степень нравственного направления жизни человека, когда он как бы постоянно видит Бога перед собою, и в соответствии с этим согласует каждый шаг своей жизни.  Важно заметить, при каких обстоятельствах проводил Енох свою новую жизнь. Многие говорят: «Да, те люди жили как раз в то доброе старое время, когда ещё можно было жить такой жизнью; теперь в мире совсем иначе!» Однако, посмотрим внимательно, когда жил Енох. Мы найдём, что Ной, который был очевидцем ужасного суда Божьего над тогдашним отпавшим миром, был его правнук. В следующей, шестой главе Бытия мы найдём картину жизни того времени. Достаточно несколько черт, чтобы определить то «доброе старое время». Вот обвинение Божие: И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил» (Быт. 6, 3). Так что, не в золотое время Енох проживал свою святую жизнь! Чего только не видел и не слышал этот верный раб Божий! Всеобщее отпадение от Бога и безбожная жизнь того времени могли подвинуть его хотя бы на волос к отступлению, но этого не произошло. Наоборот, если все это каким-либо образом влияло на Еноха, то, без сомнения, только так, что он ещё ближе становился к Богу. Вдобавок мы читаем, что в общественном отношении Енох жил в такой же обстановке, как и все другие и многие из нас. Он жил семейной жизнью в доме, полном сыновей и дочерей. Кто не знает, что в такой обстановке встречаются скорби, печали, затруднения и неприятности! Итак, не в монастыре, не где-либо скрытым от мира, но среди всех других людей с таким же жребием, какой является и нашей участью сегодня, проживал этот праотец свою жизнь в Боге. Замечательный пример для нас и одновременно – хорошая поддержка!

Не должно ли привлекать нас и то, что Енох без колебания и перерыва проводил свою жизнь пред Богом? Это не было так, как сегодня у многих, которые называют себя верующими, у которых можно наблюдать короткий порыв, а затем следует ослабление и далее – хождение и жизнь немногим лучшая, чем у детей мира сего. Нет, о Енохе мы читаем: И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала, триста лет. Если бы люди дали о нём это свидетельство, то мы могли бы ещё спросить себя, верно ли они оценили его, ибо они могли видеть его только снаружи. Данное же свидетельство дал Бог. Подумать только – триста долгих лет, никогда не отклоняясь от Бога, никогда не уходя с Его глаз, жить непрерывной жизнью с Ним и в Нем! Это не может быть иным, как блаженной жизнью духовного торжества!

Не ужасно ли и не приходится ли призадуматься, когда бываешь вынужден сказать, что такая непрерывная жизнь веры совершенно незнакома великому множеству верующих настоящего времени?! Мало ли таких, которые сознают, что они не ходили даже трёхсот дней перед Богом и с Ним с тех пор, как обратились к Нему? И сколько существует таких, которые снаружи сохраняют ещё хороший вид, так что мы почти с радостью пошли бы с ними одним путём, однако, вдруг обнаруживается, что они годами позорно изъедались червём греха! Почему же это так в наши дни? Многие хотят быть православными, чтобы избежать ада, но не удалёнными от греха: без боли плоти, не имея стены между собой и миром. Отсюда – быстрое отделение и отчуждение от Христа, так как Он и жизнь, которою они хотят жить, не совмещаются.

Чем же окончилась эта славная жизнь Еноха? Это нечто, о чём ни я, ни вообще никто не может говорить, потому что эта славная жизнь не кончилась, она не прекратилась ещё до сего дня. Мимо смерти и могилы он перешёл отсюда в тот, другой мир. Он не был от мира сего, поэтому ничего и не осталось от него в этом мире; не осталось даже земной хижины. Енох пошёл туда, где царствует Бог, его общение с Ним сделалось неразрывным. Для нас драгоценно сообщение о конце жизни Еноха, как Бог передаёт это в Ветхом и Новом Завете. В первом сказано: И не стало его, потому что Бог взял его (24). В последнем читаем: И не стало его, потому что Бог переселил его (Евр. 11, 5). Какая совершенно иная история жизни в сравнении с той, которую мы рассматривали вначале. Как ни коротко по сравнению с другими странствовал Енох на земле, всё же жизнь его простиралась неизмеримо дальше, чем жизнь всех их. Вопрос, однако, в том, на кого мы хотим быть похожими. На тех, о долгой пустой земной жизнью которых Бог ничего не имеет сказать, или на эту короткую, которую Он поставил в пример другим, и которая простирается в вечность? Мы все без исключения должны бы жить теперь жизнью Еноха, так как она для нас более возможна, чем была для него. Итогом праведной жизни Эноха был день его восхищения на небо. И мы с вами идём навстречу дню восхищения на небо! Этот великий день очень близок для всех, а перед кем-то он уже рядом! Но мы только тогда будем иметь часть в восхищении, если наша жизнь будет подобна жизни праотца Еноха! Аминь.


( голосов: 1 )
 
Священник Георгий Максимов: как избавиться от злопамятности?

Внимание, откроется в новом окне. Печать


( голосов: 2 )
 
Священник Георгий Максимов: как относиться к неприятностям?

Внимание, откроется в новом окне. Печать


( голосов: 0 )
   
Проповедь протоиерея Симеона Льва на евангельскую притчу о богаче и Лазаре: о предчувствиях ада и рая на земле 3.11.2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

15lazar02

Источник изображения — pravoslavie.ru

Слышанная сегодня евангельская притча о богатом и Лазаре напоминает всем нам о том, что два состояния ожидают нас в будущей загробной жизни: светлая, небесная радость, блаженство т. е. рай или мрак, мука, тоска, ужас т. е. ад.

Но не можем ли мы и теперь здесь, на земле, испытывать некоторое предчувствие того и другого — и рая, и ада? Так именно учили святые отцы Церкви, говоря, что ад или рай начинаются ещё здесь, на земле, смотря по духовному настрою человека, а в будущей жизни лишь откроется полнота того, что приобрела душа в своей земной жизни.

Да, так, естественно, и должно быть на самом деле. Ведь что такое рай? Рай — это радость от жизни в Боге. Всё создано, всё содержится и живёт Господом Богом. Небо и земля полны Его разумом и славою. На всём мироздании лежит печать Божией мысли и неизреченной Божьей красоты. Вся Божья тварь разумная и неразумная призвана возвещать дивные чудеса Божии, и первоначальное блаженство людей до их падения состояло именно в этом упоении величием дел Божьих. Тогда человек был чист душою. В нём не было ни гордости, ни тёмного самолюбия, ни похоти. Ничто не заслоняло от его сердца Божественной светлости. Одна любовь к Создателю наполняла всё его существо. А ведь для человека нет ничего радостнее, блаженнее, как быть вместе с любимым существом, говорить с ним, слушать его, восхищаться его делами, радоваться при виде его красоты, посвящать ему свою жизнь. Когда мы любим кого-то, нам дорог не только сам любимый человек, но и всё, что принадлежит ему. Мы бережно храним даже малую вещицу, если она хоть чем-нибудь напоминает нам предмет нашей любви. То же самое было и с первыми людьми. Их неиспорченные грехом души умели любить Бога, своего Великого Божественного Творца и Промыслителя и восторгались всем, что возвещало им славу Божию: и мир, и вся тварь, и движение звёзд, и каждая былинка бытия, возводила их сердца к Божественной любви, потому что во всём они чувствовали милость и благость Божью. Мир для них был храмом Божьей славы, и они каждый миг наслаждались его созерцанием. Жизнь для них была раем, непрерывной духовной радостью в Боге.

Но вот человек отторгся от Бога, извратил Божью мысль о себе, стал полон всякой нечистоты, греха и беззакония. И через это он лишился радости, потому что прежде того лишился Бога! Он стал чужим для его души; человек стал избегать и страшиться Божьего присутствия, стал скрываться от света. Для живущего в нём греха стало невыносимо и мучительно от соприкосновения со святыней. Когда Бог обращался к беззаконным людям, они, подобно бесам при виде Христа, готовы были с ужасом воскликнуть: что пришёл ты мучить нас (Мф. 8, 29). Когда же по любви к ним воплотился от Девы Сам Сын Божий, они возненавидели Его, стали Его преследовать, и наконец не вынесли Его присутствия у себя, распяли своего Спасителя на Кресте. Но жизнь показала людям, что нельзя безнаказанно попирать Божьи уставы, вложенные в природу человека. С тех пор как человек отвернулся от своего Творца, ему стало непонятно и чуждо и всё Божье творение. То, что он прежде так любил, чем так жадно упивался, что наполняло его душу невообразимым восторгом,— на всё это он взглянул холодным оком. Люди явились для него уже не родными и добрыми братьями, детьми Единого, Великого Отца — Бога, а врагами, оспаривающими у него клочок земного счастья. Природа, когда-то несшая со всех своих концов один восторг в душу человека, видевшего в ней храм живого Бога, превратилась в его уме в бездушный, безжалостный, мёртвый, бесцельный механизм. Весь мир: и животные, и стихии, прежде бывшие для человека нежными объятиями Промыслителя, любящими его слугами, отказались повиноваться ему, грешнику, врагу Божию — и жизнь наполнилась борьбою, кровью, болезнями, сплошным страданием. В целом мире человек остался одиноким среди тысячей опасностей. В душе образовалась пустота, неудовлетворённость, непонятная ему тоска по истинной жизни, по любви, по радости. В душе человека воцарились мрак, хаос, мука, а иногда и отчаяние. Жизнь без Бога стала адом.

При вдумчивом внимательном наблюдении нельзя не заметить, что, чем более люди гасят в себе духовные, религиозные начала своей человеческой природы, погружаются целиком в плотскую жизнь, всё дальше уходят от Бога, тем более жизнь их становится безрадостнее, не смотря на размножающиеся в ужасных размерах забавы, развлечения и увеселения. Это особенно можно сказать о нашем времени; радости в жизни становиться всё меньше, веселие духовное, светлое благодушное настроение в людях всё убывает и убывает. На их месте воцарились чёрствость, сухость, своекорыстие, гордость и себялюбивая похоть. Жизнь становится всё менее и менее привлекательной. В нашей жизни много острых утех и наслаждений, но нет подлинной радости. Человек живёт лишь внешними чувствами: для глаз, для ушей, для вкуса открыты неисчерпаемые возможности. Но на этом пиршестве внешних чувств обделённой осталась наша душа, наше внутреннее духовное существо, полузадавленное в бешеном вихре и сутолоке особенно городской жизни. Забыта душа, угасла жизнь духа, а вместе с тем угасла и подлинная радость жизни, которая всё-таки была заметна у наших религиозных предков в старину. Хорошо, если современный человек, уставший от бессмысленной мирской суеты, пустоты жизни, от жизни одними внешними чувствами, обратился к забытой им душе, к забытому им Богу, к забытым им радостным религиозным переживанием. Но чаще бывает так: чтобы заполнить чем-нибудь душевную пустоту, люди кидаются в омут страстей, стараются испытать все виды порока, пьянство, разврат и т. п. Но душа нигде не обретает покоя и человек, измученный, исстрадавшийся нередко сам себя истребляет, оканчивает жизнь самоубийством. Так, потеряв из своей души Бога, человек потерял истинную, настоящую любовь. А с любовью потерял радость, а с радостью и вкус к самой жизни.

Что же нужно делать? Ведь все мы дети своего времени и невольно заражаемся тем общим духовным настроением, которое царит вокруг нас! Надо возвратиться к Богу. Надо не вспоминать только иногда о Боге, как поступаем мы, а надо жить и дышать Богом. Надо возлюбить всею силою своей души, счесть за счастье служить Ему; очистить свою совесть от нечистоты и беззакония. Тогда и радость вновь возвратится в нашу душу и веселие откроется пред нашими внутренними очами, и ощутим мы рай ещё здесь на земле, как ощущали и ощущают его блаженные души св. угодников Божиих.

Итак, на вопрос, который был предложен вначале сегодняшней проповеди: можем ли мы испытывать предчувствие ада или рая ещё здесь, на земле; как видите, надо ответить: можем. Пусть же каждый из нас даёт себе отчёт, спросит у своей совести: так ли он живёт, как Бог велит, любит ли Его всей душой, старается ли угодить Ему, или нет? Если «да», то убеждён, что у него, до некоторой степени, царят мир и радость в душе, значит, есть, хотя может быть и слабое предчувствие рая. Если же «нет», то совесть его не может быть мирна и покойна. Очевидно, душевное его настроение не похоже на предчувствие рая, а скорее на противоположное ему чувство. Не побудит ли это его серьёзно задуматься над своей жизнью и постараться стать на путь, ведущий не к мрачному, мучительному, а к райскому блаженному состоянию. Аминь.


( голосов: 4 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в Неделю 13 по Пятидесятнице: евангельская притча о злых виноградарях 15.09.2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

14vinogradnik

Источник фото - classpic.ru

В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали притчу Господа о злых работниках в ви­нограднике. Хозяин дома насадил виноградник, обнёс его оградой, выкопал в нём точило, устроил сторожевую башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда настало время собирания пло­дов, хозяин послал слуг своих, чтобы взять плоды, но виноградари слуг изгнали, иных били, иных убивали, и со следующими посланными хозяи­ном слугами поступали так же. Когда же послал хозяин сына своего, думая, что постыдятся его, то виноградари, надеясь овладеть наследством, вы­вели сына, как наследника, из виноградника и убили. Оставалось хозяину наказать злодеев, ви­ноградник же отдать другим, которые отдавали бы плоды во времена свои.

Мы видим, что хозяин этот, безусловно могущественный человек, если он в силах, в конце концов, предать злодеев «злой смер­ти». Но он и долготерпелив: посылает одних слуг, потом других. Видим, что он бесконечно верит в силу добра: хотя из предыдущих посланников кого били, а кого и убивали, он все же напоследок посылает сына; он надеется, он даже уверен (а иначе бы он сына не послал), что тут-то у них проснется совесть, и они «постыдятся сына моего». Мы видим, что и сын одного духа с отцом: он послушно идет туда, где неоднократно проливалась кровь. И лишь когда окон­чательно обнаруживается, что совесть у злодеев мер­тва, только тогда хозяин предает их злой смерти, а виноградник отдает другим.

Что же за люди эти виноградари? Чем можно объяснить их столь вызывающее поведение? Только одним: они не признавали за хозяином права собственности на виноградник. Как и другие евангельские завистливые работ­ники, фактически не признававшие за хозяином права распоряжаться своим добром, и платить кому и сколь­ко он считает нужным. И тем, и другим говорится: Друг!.. разве я не властен в своем делать, что хочу? (Мф. 20, 13-15),— то есть и платить кому и сколько хочу, и прощать кому и сколько хочу, но и требовать свое, сколько мне положено. Это — моё, и я никому не должен в нём отчитываться. Если же человек не признаёт за Богом права всемирного Со­бственника, то не будет он признавать и за братом своим права собственности. Такие люди не ценят милости Божьего прощения, т. к. не признают за Ним права уделять каждому, сколько Он считает нужным; и никогда такие люди не считают себя должниками, обязанными что-то давать Ему в своё время. Не случайно всякому насильственному переделу собственности обязательно сопутствует и борьба против Бога. Это значит, на пути к Богу надо научиться и уважать чужую собственность и даже считать право собствен­ности — священным: не подсчитывать чужие доходы, не считать деньги в чужих карманах, не судить, как кто ими распоряжается; и не требо­вать, а смиренно просить и не обижаться, когда нам не считают нужным дать.

Слушавшие притчу иудейские старейшины поняли, что под злыми виноградарями Господь подразумевает их. Виноградник — Цер­ковь Божия, ещё в Ветхом Завете насажденная на земле, как говорится в 79-м псалме (15-16), который читается при архиерейском богослужении: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети ви­ноград сей и утверди и, его же насади десница Твоя». С ветхозаветных дней Господь заботился о Своей Церкви: обнёс виноградник ограждением Своего спасительного закона, данного через Моисея. Соблюдая закон, народ находился как бы в спасительной ограде, куда не проникал грех и главный враг человека — дьявол. Точило, выкоп­анное в винограднике,— это жертвенник. Точило в Древней Палестине представляло собой яму, выложенную материалом, не пропускающим воду, в которой собирался виноградный сок, выжатый из плодов прессом, или выдавленный ногами. Красный сок напоминал о крови жертв. Сторожевая башня виноградника — ветхозаветные свя­щенники, «стражи дома Израилева», которые до­лжны были охранять народ от нарушений закона и заботиться о принесении народом плодов веры и любви к Мессии, грядущему в мир. Но как же поступал народ и особенно во­жди его? Пророков, которых посылал Бог, чтобы проповедовать им о Христе, гнали, побивали камнями, убива­ли. Самому последне­му пророку, Иоанну, Предтече Господню, которо­го народ почитал за великого пророка, царь Ирод отсёк голову. Но ничто не остановило, не истощило бесконечной любви Божьей к роду человеческому. Казалось бы, уже пос­ле избиения первых посланников Своих, Бог до­лжен был бы предать лютой казни беззаконников. Тем не менее Он продолжал посылать, звать к по­каянию, наконец, не пощадил Сына Своего Еди­нородного и Возлюбленного, чтобы хотя бы Его слову вняли. И пов­торились слова злых виноградарей: «Это наследник, пойдем, убьем его и завладеем наследством его» (Мф. 21,38). Однако Бог, провидя, как поступят с Его Еди­нородным Сыном возлюбленным, не щадит Его ради спасения людей.

Можем ли мы, делатели нового виноградника, ограничиться только бесстрастным воспомина­нием о временах, давно минувших, о злых виног­радарях из народа еврейского? Можем ли мы уте­шиться тем, что Бог призвал нас к работе в ви­нограднике Своём, как работников более достой­ных, приносящих плоды Христу неукоснительно? Мы должны в данном случае вспоминать слово великого апостола язычников Павла: Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня и сока маслины, то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. Скажешь: ветви отломились, чтобы мне привиться. Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя...Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. Ибо если ты отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более сии природные привьются к своей маслине. Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей,— чтобы вы не мечтали о себе,— что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется (Рим. 11, 17- 26).

Не для безучастного воспоминания читается притча Господа о злых виноградарях, а для то­го, чтобы каждый приложил её к себе самому, из­влекал должное духовное назидание. Ибо притча, относясь к иудейским старейшинам, не менее относит­ся и к каждому из нас. Каждому из нас Господь даёт блага жизни, даёт виноградник и ждёт плодов. Многие из нас очень спо­койно забывают о том, что мы всегда в ответе перед своей совестью и, главное, перед Хозяином — Богом. Мы бываем спокойны и, приходя на исповедь, наивно рассуждаем: я никого не убил, никого не обокрал, в чём мне, собственно, каяться? Уподобляясь злым виногра­дарям, мы забываем главное: что необходимо извлекать пользу из всех благодеяний Господних и воздавать Ему плоды хвалы и благодарения, плоды труда и доброде­тельной жизни.

В притче речь идёт о законе праведного воздаяния. Каждому из нас Господь воздаст по делам, как воздал Он в итоге злым виноградарям. И к нам Бог посылает ангелов-хранителей, наставляющих нас на всякое доб­ро, внушающих нам творить волю Божию. Посылает и пророков, говорящих через Откровение, обличающих нас и научающих правде Божией. Мы отвергаем и анге­лов, и пророков, не читаем слово Божие, не слушаемся Церкви, не внимаем совести, ищем только и прежде всего земного, забывая о небесном. Господь посылает к нам святых угодников и добрых людей, окружающих нас, но мы отвергаем и их пример святости и правды, не любим, когда нас поучают и наставляют, раздража­емся, когда нам делают замечания, злобствуем, когда кто-то из нашего окружения преуспевает в добре. Гос­подь вещает нам через святую Церковь, воспитывает нас её учением и уставами, но мы бываем глухи и к Церк­ви, отвергая ее материнскую любовь.

Господь сделал для нас более, чем для иудеев. Он насадил для нас лучший виноградник, создал Церковь Свою новозаветную, окружив ее еще более любвеобильным попечением, чем вет­хозаветную. Он через Крещение привил нас к Се­бе, как дикие ветви к доброй лозе, дал нам силы приносить плоды новой жизни, которая в Нем. Он обнёс виноградник Свой ог­радой нового закона евангельского, начертанного в сердцах людей живыми письменами любви. Самой лучшей оградой для своеволия является любовь. Она никогда не допустит чем-либо огорчить любимого. Без любви человек будет постоянно обходить закон, исполнять его внешне, из-за страха наказания или ожидания награды.

Ископал хозяин виноградника в нём и «точи­ло», лучшее, чем ветхозавет­ное, источив на Кресте струи Своей иску­пительной Крови, установив совершать в Своё воспоминание до скончания века Бескровную Жертву, делая нас через вкушение Тела и Крови Своей едиными с Собой, причастниками Своей бла­женной Божественной жизни.

Устроил Он в винограднике и сторожевую баш­ню, поставив в Церкви Своей епископов и пре­свитеров, заповедав им беречь и пасти стадо своё от расхищения, отыскивая рассеянных овец, заблудив­шихся в дебрях неверия, неведения и страстей. Однако, часто и христиане оскорбляли, изгоняли, били и убивали посылаемых Христом, по­пирали слова Христовы и апостольские! Вспомним сколько святых и Божьих угодников гнали и избивали и убивали на Руси: начиная с первых в Киеве христиан – варягов Феодора и Иоанна, страстотерпцев Бориса и Глеба, Сергия Радонежского, благоверного кн. Андрея Боголюбского, Серафима Саровского, митрополита Филиппа, священномученика париарха Ермогена, благоверных кнн. Петра и Февронии, св. патриарха Тихона, и тысячи и тысячи новомучеников. А сколько ещё христиан пострадали от миллионов доносов своих соседей, товарищей по работе, учебе, партийных работников и просто «доброжелателей».

Как час­то христиане отсылают от себя Самого Христа, стоящего у дверей их сердец и ожидающего, не отворят ли для Него двери сердца (Апок. 3, 20). Отсылали Христа, приходящего к ним в виде ни­щей братии (Мф. 25, 40), всех просящих милости во имя Его! Как часто камень краеугольный — Христос, отвергается, жизнь строится совсем на других основаниях! Именующиеся христианами весь строй своей жизни подменяют языческим! А есть и немало снова распинающих в себе Сына Божия и надсмехающихся над Ним (Евр. 6, 6).

Если ушёл человек из-под наблюдающего его пути ока Церкви Христовой с её пастырями, то не уйти ему от бдительного стража, совести, от кото­рой не укроется, как бы ни хотел того человек, ни одно худое помышление, постыдное, затаённое желание сердца.

Так самая душа человека является окружённой любвеобильным попечением виноградником Божиим, в котором есть и ограда, и «точило», и сто­рожевая башня, человек же является добрым или злым виноградарем. В совести нашей слышится непрестанный зов Божий, одинаковый с зовом евангельским. Заглушая веления совести, слыши­мые внутри, напоминаемые извне через людей и обстоятельства жизни, человек уподобляется оскорбляющему пос­ланников Христовых, попирающему Самого Сы­на Божия.

Евангельская притча должна побуждать каждого внимать, прежде всего, голосу собственной совести, бояться малейшего отступления от её зова, как незаметно отступивший от дороги на несколько шагов заблуждается более и более. Внимая совести, человек полагает в основание жизни Христа, вечнозеленое древо, прививаясь к которому душа делается плодоносным виног­радником Божьим, Раем сладости, потерянным человеком через грехопадением, и снова возвращённым ему Христом. Аминь.


( голосов: 3 )
   

Страница 1 из 13

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>