Проповеди
Проповедь протоиерея Симеона Льва на евангельскую притчу о богаче и Лазаре: о предчувствиях ада и рая на земле 3.11.2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

15lazar02

Источник изображения — pravoslavie.ru

Слышанная сегодня евангельская притча о богатом и Лазаре напоминает всем нам о том, что два состояния ожидают нас в будущей загробной жизни: светлая, небесная радость, блаженство т. е. рай или мрак, мука, тоска, ужас т. е. ад.

Но не можем ли мы и теперь здесь, на земле, испытывать некоторое предчувствие того и другого — и рая, и ада? Так именно учили святые отцы Церкви, говоря, что ад или рай начинаются ещё здесь, на земле, смотря по духовному настрою человека, а в будущей жизни лишь откроется полнота того, что приобрела душа в своей земной жизни.

Да, так, естественно, и должно быть на самом деле. Ведь что такое рай? Рай — это радость от жизни в Боге. Всё создано, всё содержится и живёт Господом Богом. Небо и земля полны Его разумом и славою. На всём мироздании лежит печать Божией мысли и неизреченной Божьей красоты. Вся Божья тварь разумная и неразумная призвана возвещать дивные чудеса Божии, и первоначальное блаженство людей до их падения состояло именно в этом упоении величием дел Божьих. Тогда человек был чист душою. В нём не было ни гордости, ни тёмного самолюбия, ни похоти. Ничто не заслоняло от его сердца Божественной светлости. Одна любовь к Создателю наполняла всё его существо. А ведь для человека нет ничего радостнее, блаженнее, как быть вместе с любимым существом, говорить с ним, слушать его, восхищаться его делами, радоваться при виде его красоты, посвящать ему свою жизнь. Когда мы любим кого-то, нам дорог не только сам любимый человек, но и всё, что принадлежит ему. Мы бережно храним даже малую вещицу, если она хоть чем-нибудь напоминает нам предмет нашей любви. То же самое было и с первыми людьми. Их неиспорченные грехом души умели любить Бога, своего Великого Божественного Творца и Промыслителя и восторгались всем, что возвещало им славу Божию: и мир, и вся тварь, и движение звёзд, и каждая былинка бытия, возводила их сердца к Божественной любви, потому что во всём они чувствовали милость и благость Божью. Мир для них был храмом Божьей славы, и они каждый миг наслаждались его созерцанием. Жизнь для них была раем, непрерывной духовной радостью в Боге.

Но вот человек отторгся от Бога, извратил Божью мысль о себе, стал полон всякой нечистоты, греха и беззакония. И через это он лишился радости, потому что прежде того лишился Бога! Он стал чужим для его души; человек стал избегать и страшиться Божьего присутствия, стал скрываться от света. Для живущего в нём греха стало невыносимо и мучительно от соприкосновения со святыней. Когда Бог обращался к беззаконным людям, они, подобно бесам при виде Христа, готовы были с ужасом воскликнуть: что пришёл ты мучить нас (Мф. 8, 29). Когда же по любви к ним воплотился от Девы Сам Сын Божий, они возненавидели Его, стали Его преследовать, и наконец не вынесли Его присутствия у себя, распяли своего Спасителя на Кресте. Но жизнь показала людям, что нельзя безнаказанно попирать Божьи уставы, вложенные в природу человека. С тех пор как человек отвернулся от своего Творца, ему стало непонятно и чуждо и всё Божье творение. То, что он прежде так любил, чем так жадно упивался, что наполняло его душу невообразимым восторгом,— на всё это он взглянул холодным оком. Люди явились для него уже не родными и добрыми братьями, детьми Единого, Великого Отца — Бога, а врагами, оспаривающими у него клочок земного счастья. Природа, когда-то несшая со всех своих концов один восторг в душу человека, видевшего в ней храм живого Бога, превратилась в его уме в бездушный, безжалостный, мёртвый, бесцельный механизм. Весь мир: и животные, и стихии, прежде бывшие для человека нежными объятиями Промыслителя, любящими его слугами, отказались повиноваться ему, грешнику, врагу Божию — и жизнь наполнилась борьбою, кровью, болезнями, сплошным страданием. В целом мире человек остался одиноким среди тысячей опасностей. В душе образовалась пустота, неудовлетворённость, непонятная ему тоска по истинной жизни, по любви, по радости. В душе человека воцарились мрак, хаос, мука, а иногда и отчаяние. Жизнь без Бога стала адом.

При вдумчивом внимательном наблюдении нельзя не заметить, что, чем более люди гасят в себе духовные, религиозные начала своей человеческой природы, погружаются целиком в плотскую жизнь, всё дальше уходят от Бога, тем более жизнь их становится безрадостнее, не смотря на размножающиеся в ужасных размерах забавы, развлечения и увеселения. Это особенно можно сказать о нашем времени; радости в жизни становиться всё меньше, веселие духовное, светлое благодушное настроение в людях всё убывает и убывает. На их месте воцарились чёрствость, сухость, своекорыстие, гордость и себялюбивая похоть. Жизнь становится всё менее и менее привлекательной. В нашей жизни много острых утех и наслаждений, но нет подлинной радости. Человек живёт лишь внешними чувствами: для глаз, для ушей, для вкуса открыты неисчерпаемые возможности. Но на этом пиршестве внешних чувств обделённой осталась наша душа, наше внутреннее духовное существо, полузадавленное в бешеном вихре и сутолоке особенно городской жизни. Забыта душа, угасла жизнь духа, а вместе с тем угасла и подлинная радость жизни, которая всё-таки была заметна у наших религиозных предков в старину. Хорошо, если современный человек, уставший от бессмысленной мирской суеты, пустоты жизни, от жизни одними внешними чувствами, обратился к забытой им душе, к забытому им Богу, к забытым им радостным религиозным переживанием. Но чаще бывает так: чтобы заполнить чем-нибудь душевную пустоту, люди кидаются в омут страстей, стараются испытать все виды порока, пьянство, разврат и т. п. Но душа нигде не обретает покоя и человек, измученный, исстрадавшийся нередко сам себя истребляет, оканчивает жизнь самоубийством. Так, потеряв из своей души Бога, человек потерял истинную, настоящую любовь. А с любовью потерял радость, а с радостью и вкус к самой жизни.

Что же нужно делать? Ведь все мы дети своего времени и невольно заражаемся тем общим духовным настроением, которое царит вокруг нас! Надо возвратиться к Богу. Надо не вспоминать только иногда о Боге, как поступаем мы, а надо жить и дышать Богом. Надо возлюбить всею силою своей души, счесть за счастье служить Ему; очистить свою совесть от нечистоты и беззакония. Тогда и радость вновь возвратится в нашу душу и веселие откроется пред нашими внутренними очами, и ощутим мы рай ещё здесь на земле, как ощущали и ощущают его блаженные души св. угодников Божиих.

Итак, на вопрос, который был предложен вначале сегодняшней проповеди: можем ли мы испытывать предчувствие ада или рая ещё здесь, на земле; как видите, надо ответить: можем. Пусть же каждый из нас даёт себе отчёт, спросит у своей совести: так ли он живёт, как Бог велит, любит ли Его всей душой, старается ли угодить Ему, или нет? Если «да», то убеждён, что у него, до некоторой степени, царят мир и радость в душе, значит, есть, хотя может быть и слабое предчувствие рая. Если же «нет», то совесть его не может быть мирна и покойна. Очевидно, душевное его настроение не похоже на предчувствие рая, а скорее на противоположное ему чувство. Не побудит ли это его серьёзно задуматься над своей жизнью и постараться стать на путь, ведущий не к мрачному, мучительному, а к райскому блаженному состоянию. Аминь.


( голосов: 3 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в Неделю 13 по Пятидесятнице: евангельская притча о злых виноградарях 15.09.2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

14vinogradnik

Источник фото - classpic.ru

В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали притчу Господа о злых работниках в ви­нограднике. Хозяин дома насадил виноградник, обнёс его оградой, выкопал в нём точило, устроил сторожевую башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда настало время собирания пло­дов, хозяин послал слуг своих, чтобы взять плоды, но виноградари слуг изгнали, иных били, иных убивали, и со следующими посланными хозяи­ном слугами поступали так же. Когда же послал хозяин сына своего, думая, что постыдятся его, то виноградари, надеясь овладеть наследством, вы­вели сына, как наследника, из виноградника и убили. Оставалось хозяину наказать злодеев, ви­ноградник же отдать другим, которые отдавали бы плоды во времена свои.

Мы видим, что хозяин этот, безусловно могущественный человек, если он в силах, в конце концов, предать злодеев «злой смер­ти». Но он и долготерпелив: посылает одних слуг, потом других. Видим, что он бесконечно верит в силу добра: хотя из предыдущих посланников кого били, а кого и убивали, он все же напоследок посылает сына; он надеется, он даже уверен (а иначе бы он сына не послал), что тут-то у них проснется совесть, и они «постыдятся сына моего». Мы видим, что и сын одного духа с отцом: он послушно идет туда, где неоднократно проливалась кровь. И лишь когда окон­чательно обнаруживается, что совесть у злодеев мер­тва, только тогда хозяин предает их злой смерти, а виноградник отдает другим.

Что же за люди эти виноградари? Чем можно объяснить их столь вызывающее поведение? Только одним: они не признавали за хозяином права собственности на виноградник. Как и другие евангельские завистливые работ­ники, фактически не признававшие за хозяином права распоряжаться своим добром, и платить кому и сколь­ко он считает нужным. И тем, и другим говорится: Друг!.. разве я не властен в своем делать, что хочу? (Мф. 20, 13-15),— то есть и платить кому и сколько хочу, и прощать кому и сколько хочу, но и требовать свое, сколько мне положено. Это — моё, и я никому не должен в нём отчитываться. Если же человек не признаёт за Богом права всемирного Со­бственника, то не будет он признавать и за братом своим права собственности. Такие люди не ценят милости Божьего прощения, т. к. не признают за Ним права уделять каждому, сколько Он считает нужным; и никогда такие люди не считают себя должниками, обязанными что-то давать Ему в своё время. Не случайно всякому насильственному переделу собственности обязательно сопутствует и борьба против Бога. Это значит, на пути к Богу надо научиться и уважать чужую собственность и даже считать право собствен­ности — священным: не подсчитывать чужие доходы, не считать деньги в чужих карманах, не судить, как кто ими распоряжается; и не требо­вать, а смиренно просить и не обижаться, когда нам не считают нужным дать.

Слушавшие притчу иудейские старейшины поняли, что под злыми виноградарями Господь подразумевает их. Виноградник — Цер­ковь Божия, ещё в Ветхом Завете насажденная на земле, как говорится в 79-м псалме (15-16), который читается при архиерейском богослужении: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети ви­ноград сей и утверди и, его же насади десница Твоя». С ветхозаветных дней Господь заботился о Своей Церкви: обнёс виноградник ограждением Своего спасительного закона, данного через Моисея. Соблюдая закон, народ находился как бы в спасительной ограде, куда не проникал грех и главный враг человека — дьявол. Точило, выкоп­анное в винограднике,— это жертвенник. Точило в Древней Палестине представляло собой яму, выложенную материалом, не пропускающим воду, в которой собирался виноградный сок, выжатый из плодов прессом, или выдавленный ногами. Красный сок напоминал о крови жертв. Сторожевая башня виноградника — ветхозаветные свя­щенники, «стражи дома Израилева», которые до­лжны были охранять народ от нарушений закона и заботиться о принесении народом плодов веры и любви к Мессии, грядущему в мир. Но как же поступал народ и особенно во­жди его? Пророков, которых посылал Бог, чтобы проповедовать им о Христе, гнали, побивали камнями, убива­ли. Самому последне­му пророку, Иоанну, Предтече Господню, которо­го народ почитал за великого пророка, царь Ирод отсёк голову. Но ничто не остановило, не истощило бесконечной любви Божьей к роду человеческому. Казалось бы, уже пос­ле избиения первых посланников Своих, Бог до­лжен был бы предать лютой казни беззаконников. Тем не менее Он продолжал посылать, звать к по­каянию, наконец, не пощадил Сына Своего Еди­нородного и Возлюбленного, чтобы хотя бы Его слову вняли. И пов­торились слова злых виноградарей: «Это наследник, пойдем, убьем его и завладеем наследством его» (Мф. 21,38). Однако Бог, провидя, как поступят с Его Еди­нородным Сыном возлюбленным, не щадит Его ради спасения людей.

Можем ли мы, делатели нового виноградника, ограничиться только бесстрастным воспомина­нием о временах, давно минувших, о злых виног­радарях из народа еврейского? Можем ли мы уте­шиться тем, что Бог призвал нас к работе в ви­нограднике Своём, как работников более достой­ных, приносящих плоды Христу неукоснительно? Мы должны в данном случае вспоминать слово великого апостола язычников Павла: Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня и сока маслины, то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. Скажешь: ветви отломились, чтобы мне привиться. Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя...Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. Ибо если ты отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более сии природные привьются к своей маслине. Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей,— чтобы вы не мечтали о себе,— что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется (Рим. 11, 17- 26).

Не для безучастного воспоминания читается притча Господа о злых виноградарях, а для то­го, чтобы каждый приложил её к себе самому, из­влекал должное духовное назидание. Ибо притча, относясь к иудейским старейшинам, не менее относит­ся и к каждому из нас. Каждому из нас Господь даёт блага жизни, даёт виноградник и ждёт плодов. Многие из нас очень спо­койно забывают о том, что мы всегда в ответе перед своей совестью и, главное, перед Хозяином — Богом. Мы бываем спокойны и, приходя на исповедь, наивно рассуждаем: я никого не убил, никого не обокрал, в чём мне, собственно, каяться? Уподобляясь злым виногра­дарям, мы забываем главное: что необходимо извлекать пользу из всех благодеяний Господних и воздавать Ему плоды хвалы и благодарения, плоды труда и доброде­тельной жизни.

В притче речь идёт о законе праведного воздаяния. Каждому из нас Господь воздаст по делам, как воздал Он в итоге злым виноградарям. И к нам Бог посылает ангелов-хранителей, наставляющих нас на всякое доб­ро, внушающих нам творить волю Божию. Посылает и пророков, говорящих через Откровение, обличающих нас и научающих правде Божией. Мы отвергаем и анге­лов, и пророков, не читаем слово Божие, не слушаемся Церкви, не внимаем совести, ищем только и прежде всего земного, забывая о небесном. Господь посылает к нам святых угодников и добрых людей, окружающих нас, но мы отвергаем и их пример святости и правды, не любим, когда нас поучают и наставляют, раздража­емся, когда нам делают замечания, злобствуем, когда кто-то из нашего окружения преуспевает в добре. Гос­подь вещает нам через святую Церковь, воспитывает нас её учением и уставами, но мы бываем глухи и к Церк­ви, отвергая ее материнскую любовь.

Господь сделал для нас более, чем для иудеев. Он насадил для нас лучший виноградник, создал Церковь Свою новозаветную, окружив ее еще более любвеобильным попечением, чем вет­хозаветную. Он через Крещение привил нас к Се­бе, как дикие ветви к доброй лозе, дал нам силы приносить плоды новой жизни, которая в Нем. Он обнёс виноградник Свой ог­радой нового закона евангельского, начертанного в сердцах людей живыми письменами любви. Самой лучшей оградой для своеволия является любовь. Она никогда не допустит чем-либо огорчить любимого. Без любви человек будет постоянно обходить закон, исполнять его внешне, из-за страха наказания или ожидания награды.

Ископал хозяин виноградника в нём и «точи­ло», лучшее, чем ветхозавет­ное, источив на Кресте струи Своей иску­пительной Крови, установив совершать в Своё воспоминание до скончания века Бескровную Жертву, делая нас через вкушение Тела и Крови Своей едиными с Собой, причастниками Своей бла­женной Божественной жизни.

Устроил Он в винограднике и сторожевую баш­ню, поставив в Церкви Своей епископов и пре­свитеров, заповедав им беречь и пасти стадо своё от расхищения, отыскивая рассеянных овец, заблудив­шихся в дебрях неверия, неведения и страстей. Однако, часто и христиане оскорбляли, изгоняли, били и убивали посылаемых Христом, по­пирали слова Христовы и апостольские! Вспомним сколько святых и Божьих угодников гнали и избивали и убивали на Руси: начиная с первых в Киеве христиан – варягов Феодора и Иоанна, страстотерпцев Бориса и Глеба, Сергия Радонежского, благоверного кн. Андрея Боголюбского, Серафима Саровского, митрополита Филиппа, священномученика париарха Ермогена, благоверных кнн. Петра и Февронии, св. патриарха Тихона, и тысячи и тысячи новомучеников. А сколько ещё христиан пострадали от миллионов доносов своих соседей, товарищей по работе, учебе, партийных работников и просто «доброжелателей».

Как час­то христиане отсылают от себя Самого Христа, стоящего у дверей их сердец и ожидающего, не отворят ли для Него двери сердца (Апок. 3, 20). Отсылали Христа, приходящего к ним в виде ни­щей братии (Мф. 25, 40), всех просящих милости во имя Его! Как часто камень краеугольный — Христос, отвергается, жизнь строится совсем на других основаниях! Именующиеся христианами весь строй своей жизни подменяют языческим! А есть и немало снова распинающих в себе Сына Божия и надсмехающихся над Ним (Евр. 6, 6).

Если ушёл человек из-под наблюдающего его пути ока Церкви Христовой с её пастырями, то не уйти ему от бдительного стража, совести, от кото­рой не укроется, как бы ни хотел того человек, ни одно худое помышление, постыдное, затаённое желание сердца.

Так самая душа человека является окружённой любвеобильным попечением виноградником Божиим, в котором есть и ограда, и «точило», и сто­рожевая башня, человек же является добрым или злым виноградарем. В совести нашей слышится непрестанный зов Божий, одинаковый с зовом евангельским. Заглушая веления совести, слыши­мые внутри, напоминаемые извне через людей и обстоятельства жизни, человек уподобляется оскорбляющему пос­ланников Христовых, попирающему Самого Сы­на Божия.

Евангельская притча должна побуждать каждого внимать, прежде всего, голосу собственной совести, бояться малейшего отступления от её зова, как незаметно отступивший от дороги на несколько шагов заблуждается более и более. Внимая совести, человек полагает в основание жизни Христа, вечнозеленое древо, прививаясь к которому душа делается плодоносным виног­радником Божьим, Раем сладости, потерянным человеком через грехопадением, и снова возвращённым ему Христом. Аминь.


( голосов: 2 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в День Преображения Господня 19.08.2019

Внимание, откроется в новом окне. Печать

13preobragenie

Напоминаю вкратце содержание дневного Евангелия: И по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвёл на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними: одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. И явился им Илия с Моисеем; и беседовали с Иисусом. При сем Пётр сказал Иисусу: Равви! Хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии. Ибо не знал, что сказать; потому что были в страхе. И явилось им облако, осеняющее их, и из облака исшел глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте (Мк. 9, 1-8). 

Трое евангелистов — Матфей, Марк и Лука говорят о времени этого события: По прошествии дней шести, то есть спустя шесть дней после того, как апостол Пётр исповедовал свою веру в Иисуса Христа как в Сына Божьего (Мф. 16, 16). Евангелист Лука называет другой срок — дней через восемь (Лк. 9, 28). Но в этом нет никаких противоречий: Лука в своём вычислении принял во внимание день свидетельства апостола Петра и день Преображения, и таким образом получилось восемь дней. К тому же нужно сказать, что евангелист Марк не придавал особого значения точности времени данного события. Он ограничился приблизительным подсчётом дней. Для него важно было показать связь между исповеданием апостола Петра и Преображением Иисуса Христа.

Спаситель взял с собой на гору троих учеников: Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвёл их на гору высокую одних (Мф. 17, 1). Евангелие не указывает, где находилась эта высокая гора, но, принимая во внимание факт, что в это время Христос с учениками находился в Кесарии Филипповой (Мк. 8, 27), можно предположить, что эта высокая гора была одной из многих Ермонских гор на севере Палестины. Евангелист Марк не ставил перед собой задачу увековечить географические места, а хотел сказать о важном духовном событии Иисуса Христа и Его учеников.

Взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвёл на гору высокую особо их одних. Это говорит о том, что благословение Господа принадлежит всем, но восхищают его те, кто более любит Спасителя. Наша любовь к Иисусу Христу доказывается исполнением Его заповедей, а не возгласами: «Господи! Господи!». Христос говорит: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14, 21). Исполнение заповедей Господних — единственный признак любви к Богу. Любящим Иисуса Христа и Господь дарует Свою любовь.

Говоря о Преображении Господнем, евангелист Лука пишет: Взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошёл Он на гору помолиться (Лк. 9, 28). Спаситель постоянно нуждался в уединении для молитвы. Но перед особенно трудными и решающими моментами Он нуждался в усиленной молитве. И теперь такая нужда возникла вновь. Незадолго до этого ученики исповедовали Его Мессией. Это новое, более зрелое, духовное понимание позволило Спасителю сказать им о предстоящих Ему страданиях. Однако весть эта вызвала у них неверную реакцию. Пётр, отозвав Его, начал прекословить Ему, так что Иисус Христос был вынужден ответить ему строго: Отойди от меня, сатана! Ты мне соблазн, потому что думаешь не о том что Божие, но что человеческое (Мф. 16, 23).

Устими Петра сатана пришёл снова искушать Господа Иисуса Христа. Страшная картина будущих страданий снова встала перед Иисусом. Кроме того, отрицательное отношение учеников к Его словам о предстоящих страданиях принесло Ему новые заботы. Всё это вызвало потребность в усиленной молитве, поэтому, взяв с Собой троих учеников, Господь отправился с ними на гору. Можно полагать, что апостол Пётр был особенно обрадован тем, что Христос взял его с Собой, несмотря на то, что он только что услышал строгие слова от Него.

Итак, они отправились в путь и стали подниматься всё выше и выше. Очевидно, они пришли на гору только при наступлении ночи. Тот факт, что ученики вскоре по восхождении заснули, указывает на ночное время. Это же подтверждает и спуск с горы на следующих день (Лк. 9, 37).

Наступило время троим из апостолов, не вкусив ещё смерти, увидеть Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (Мф. 16, 28). И преобразился перед ними, то есть Он явил ту славу Свою, которую имел на небе прежде бытия мира (Ин. 17, 5). Просияло лицо Его как солнце (Мф. 17, 2). Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег (Мк. 9, 3). Упоминание Марка о блистающих одеждах означает, что это не был какой-то световой эффект извне, а было внутреннее сияние. В Ветхом завете мы находим описание такого излучения, читая о Моисее, у которого лицо сияло, оттого, что с ним говорил Бог (Исх. 34, 29).

Новый завет повествует об архидиаконе Стефане, лицо которого сияло, как лицо Ангела (Деян 6, 15). Апостол Павел употребляет это же выражение и в отношении нас, христиан, когда говорит, что мы, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу (2 Кор., 3, 18).

И явился им Илия с Моисеем; и беседовали с Иисусом. Почему именно Моисей и Илия? Моисей явился Христу как представитель Закона, а Илия — пророков. И так как Иисус Христос после преображения направлял путь в Иерусалим, где после явления Своей небесной славы должен был претерпеть величайшее унижение и бесславие, о чём предсказывали закон и пророки,— то и беседа Моисея  и Илии с Ним на горе Преображения была посвящена исходу Его, Который Ему надлежало совершить в Иерусалиме (Лк. 9, 31).

От этого сияния проснулись отягчённые сном апостолы, и от этого чудесного зрелища апостол Пётр пришёл в такой восторг, что воскликнул: Равви! Хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии. Ибо не знал, что сказать; потому что они были в страхе. 

Такое явление славы Христа повторяется и в нашей христианской жизни. Мы часто видим преображённого Иисуса Христа в наших богослужениях! Мы видели сияние Его славы в наших уединённых уголках молитвы, когда душа наша поднималась высоко над всем земным и не видела никого и ничего, кроме Иисуса Христа в наших богослужениях! Мы видели сияние Его славы в наших уединённых уголках молитвы, когда душа наша поднималась высоко над всем земным и не видела никого и ничего, кроме Иисуса Христа.

Но с гор преображения, с гор блаженства путь идёт к земле, с нашими повседневными обязанностями на ней, к исполнению воли Божьей и к служению людям. Так было с Самим Сыном Божьим. С горы Преображения, подкреплённый голосом Отца Своего, подкреплённый беседой с Моисеем и Илиёй, Он идёт исполнять волю Всевышнего: совершить для нашего вечного спасения трудный путь в Иерусалим, Гефсиманию и на Голгофу.

Так было и с апостолами: с горы Преображения они снова пошли на своё апостольское служение, на свой труд для Христа и человеческих душ, пошли в свои гефсимании, на свои голгофы. Но везде и всегда они видели Иисуса Христа в Его славе и всемогуществе перед собою, и это давало им силы преодолевать все острые тернии на их пути. 

Далее, Евангелист свидетельствует: И явилось облако, осеняющее их. В иудейском мировоззрении присутствие Бога всегда тесно связано с облаком, ведь Моисей встретил Бога в облаке, в облаке Бог явился в скинию, облако наполнило храм при открытии его во времена Соломона. И иудеи мечтали, что, когда Мессия явится на землю, тогда облако Божьего присутствия вновь наполнит храм. Осеняющее облако — это знак того, что Мессия пришёл; всякий иудей понял бы эти слова именно так.

И, наконец, слова самого Бога: Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте, явились как бы божественной печатью, заверяющей о страдающем Мессии. Если раньше апостол Пётр хотел, чтобы Спаситель его послушался, то теперь ему стало ясно, что он должен слушаться Господа Иисуса. Его слушайте - эти слова обращены ко всем ученикам Христовым, и в их исполнении состоит наша великая задача. Много голосов мы слышим вокруг нас и внутри себя, но наша задача — слушать Его голос везде и всегда. Он есть Альфа и Омега, Начало и Конец. Он — всё и во всём.

Евангелист продолжает: И внезапно посмотрев вокруг, никого более с собою не видели, кроме одного Иисуса. По жизни мы больше смотрим на людей чем на Христа — и в результате возникает множество соблазнов, напрасных переживаний, обид, недовольства, осуждения ближних. Мы много занимаемся своим «я», слишком много внимания уделяем самим себе, своей персоне. Некоторые из нас особенно самолюбивы и себялюбивы, особенно сконцентрированы на самих себе. Наша великая задача — перечеркнуть своё «я» в своей жизни и написать вместо него «Он», то есть Иисус Христос.

Нам надо учиться великому искусству: на людей и на всё, нас окружающее, смотреть через Господа Иисуса Христа. Мы должны так построить свой внутренний мир, чтобы, прежде всего, видеть Христа, а потом всё остальное. Тогда и служение наше будет служением Спасителю: служением любви, сострадательности и справедливости. Да поможет нам в этом Господь! Аминь.


( голосов: 1 )
   
Проповедь протоиерея Симеона Льва в праздник Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла 12 июля 2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

12petr_pavel

Вспоним, кто был Пётр и откуда призван Павел. Из нас, из простых людей, из немощных... Пётр — бедный рыбак, Павел — ремесленник. Каким богатством они обладали? Пётр имел лодку и сети, Павел — сапожный нож и куски кожи. Ловец рыб стал ловцом людей, а кто владел сапожным ножом стал перекраивать человеческие души. Рыбак и ремесленник стали властителями всего мира! Напомню о их немощах. Пётр, призванный и обласканный Господом, видевший небо открытым, этот камень веры, на котором созидается здание Церкви и которому вручены ключи Царства Небесного, когда пришла опасность трижды отрёкся от Христа. А Павел? Он изнывал от немощей. Его постоянно мучили болезни. Бог возложил ему на плечи величайшую задачу — покорить мир. А что он из себя представлял? Не имевший ни знатного рода, ни богатства, одинокий, неизвестный, даже не обладавший телесной крепостью — он обходил вселенную и безоружный побеждал. Кругом были препятствия, одни скорби и жизненная теснота до смерти...

Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти... три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл в глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурениии, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11, 23, 25-27).

Разве это не сплошная человеческая скорбь? Разве это не сплетение всех тягот жизни? А на его плечах было попечение о всех Церквях, забота о всех душах! Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? (2Кор. 11, 29). Дети мои, — говорит апостол в одном из своих посланий,— для которых я снова в муках рождения... (Гал. 4, 19). Где взять силы перенести все бедствия, скорби, бичи, цепи, потопления, темницы, суды, козни? Откуда взять силы противостоять толпе, чужим, домашним, лжебратии? Надо ещё помочь изнемогающим, побороть недоверие чужих, ожесточение близких. Как всё это выдерживало его тело? Как выносила душа? Сил не хватало, изнемогала душа... Апостол припадал к Богу и просил: дай мне облегчение, сними с меня немощь, я изнемогаю. И не отвечал ему Бог. Снова взывал апостол: как я снесу все нужды и скорби? У меня одна душа, одно тело и те истомлены. Сними с меня немощь, облегчи меня! И опять молчал Бог. Третий раз Павел умолял Его: да отступит от меня немощь, этот ангел сатаны, чтобы быть мне сильным, а то я изнемогаю. Что же отвечает ему Господь: довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи (2Кор. 12, 9). О чём ты просишь? Ты видишь столько бедствий и врагов, а про Меня забыл? Ты забыл, как Я отверзал двери темницы, извлекал из неминуемой гибели и каждый день спасаю тебя на каждом шагу? Ты изнемогаешь, но через тебя действует сила Духа, побеждающая козни. Разве этого ты не видишь? Или ты хочешь быть сильным своей силой и обойтись без Моей силы и Моей помощи? Выбирай, что же ты хочешь? Быть сильным и действовать по своей силе? Или остаться в немощи, чтоб действовала в тебе Моя сила? Конечно, апостол выбирает немощь. Так он и пишет во 2-м послании к Коринфянам: Я хочу быть в страданиях и хочу быть в немощи, только бы обитала во мне сила Христова (2 Кор. 12, 9).

Разве не близок нам апостол Пётр? Разве не дорог нам апостол Павел? Мы малодушествуем, мы забывали Христа — Пётр отрекался. Мы пребывали в унынии, жаловались — Павел изнывал. Мы в недостатках — Павел в наготе. Мы боимся врагов — Павел терпел от своих. Мы бываем в опасностях — Павел в бедствиях. Мы в скорби — Павел при смерти. Разве не близки они нам? Та же бедственная жизнь, то же угнетение немощи. Они — родные по человеческой немощи. Пусть они будут близкими по великости! А для этого надо выбирать, как было сказано св. Павлом. Что мы хотим? Оставаться ли с Богом при своих немощах или опереться на свою призрачную силу, на человеческую самость и уйти от Бога? Многие люди здесь стоящие уже имеют большой жизненный опыт, многие достаточно обтрепали крылья своей самости, не раз разочаровывались в людях и в себе, так что не должно быть больших колебаний. Вполне мы можем довериться Богу и просить Его поддержать нашу немощь и даровать Свою благодать для нашего укрепления и спасения. Скажем Христу, как св. Апостол Павел: Господи! Пусть останется скорбь и пусть гнетёт меня немощь лишь бы душа моя была всегда обращена к тебе, и действует в ней освящающая и всесильная благодать Твоя.

И когда мы окончательно сделаем такой выбор, тогда святые первоверховные апостолы Пётр и Павел станут нам ещё ближе, и их пример поможет нам ощутить в каждом шаге нашей жизни близость Бога и Его попечение о нас. Аминь. 


( голосов: 1 )
 
Проповедь протоиерея Симеона Льва в неделю седьмую по Пасхе: о прославлении Бога

Внимание, откроется в новом окне. Печать

11proslavlenie

Источник изображения — stihi.ru

Воскресное евангельское чтение сегодня началось со слов Христа-Спасистеля: Отче! пришёл час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя,.. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира (Ин. 17, 1-13).

Опираясь на этот евангельский текст, мне хотелось бы посвятить сегодняшнее слово необходимости прославления Бога. Не только прочитанное Евангелие, но и множество других священных текстов нас призывают к этому. И прежде всего любимая многими Псалтырь. На каждом вечернем богослужении мы читаем 91 псалом: Благо есть исповедатися Господеви, и пети имени Твоему Вышний: возвещати заутра милость Твою и истину Твою на всяку нощь...

С одной стороны, хвала должна быть обращена только к Богу, сущему на небесах, и мы должны постоянно прославлять Его, с другой стороны, они указывают на то, что хвала должна быть разнообразной. О милости Бога пели в одно время, а о Его верности — в другое. Хотелось бы, чтобы мы больше внимания уделяли той хвале, которую, как нам кажется, мы прославляем Бога. Во-первых, бывает, что наши хвалебные песни, которые мы возносим к Богу сами по себе и вместе с хором церковным, мы поём бездумно. Это видно, например, из того, что темп песни при её исполнении становится торопливым, именно потому, что мы не думаем, о чём поем. То вдруг пение почему-то становится медленным, словно оно утомило нас и наскучило нам. И нередко, славословия поются механически: мелодия овладевает нами, а не мы – мелодией, и поэтому настроение, с которым мы поём, не соответствует словам. Порой даже осанка некоторых людей показывает, что они тянут песню, но песня не притягивает их к себе, им не важно, слышит её Бог или нет. Для нас не должно иметь значения, в какой позе стоит человек, но когда эта поза указывает на отсутствие искренности, а особенно это касается певчих, то это не может не огорчать прихожан. Музыка нашего богослужения прекрасна для Господа только в той мере, в какой наше сердце наполнено любовью к Нему. Можно замечательно петь самые сложные музыкальные произведения, но эта музыка – будет не для Бога, если в неё не вложено сердце. И пока весь человек не будет охвачен желанием славить Бога, пение будет бессердечным и бездушным.

Вернёмся к словам 91 псалма: возвещати заутра милость Твою. Трудно себе представить более подходящее время для прославления Бога, чем утро. Все располагает к этому. Каждая травинка блестит каплей росы, деревья окрашиваются светом восходящего солнца, тысячи птиц пробуждаются для прославления своего Творца и вкладывают в свой щебет всю энергию своего маленького тельца, и, кажется, что только хвалой можно начать утро и только с благодарностью можно, открыв глаза, смотреть на Божий мир. Говоря об утреннем славословии, неплохо бы вспомнить, что утро бывает не только в начале дня, но и в начале жизни. Молодые люди, могут не сомневаться в том, что самое большое благословение для человека – уверовать во Христа с юности. Если бы первый порыв нашей любви был обращён к Спасителю, возлюбившему нас и предавшему Себя за нас, то эта радость согревала бы нас все годы нашей жизни.

Возможно, чья-то жизнь настолько тяжела, что пасмурных дней в ней больше, чем солнечных. Но многие едва ли могут согласиться с такой оценкой своей жизни. Дней радости и веселья было очень много в нашей жизни. И когда наступают дни радости, мы должны посвящать их Богу, возвещая Его милость! Не будем поступать так, как поступают некоторые люди, упорно не желающие замечать тех дней, когда к ним приходит успех. Если они, например, смогли заработать деньги, то говорят: «Неплохо». Это ли – благодарность?! Было время, когда они прыгали бы от радости, если бы смогли заработать хотя бы половину этой суммы. Как часто труженики, которые вырастили самый большой урожай, который могло дать их участок, говорят: «Нынче урожайный год!» И это все, что они могут сказать! Такие люди обворовывают Бога! Люди постоянно приуменьшают Божью помощь во всех областях жизни, и это плохо. Когда в нашей жизни наступает затяжной период радости и покоя, то вместо того, чтобы признать это, мы говорим, что в целом Бог к нам милостив, но ничего конкретного Он не сделал. Мне вспоминается надпись на надгробном памятнике, которая как-то давно меня приятно поразила. Умершей женщине было восемьдесят лет, и о ней было написано, что она «умерла после счастливой и радостной жизни». Именно так мы должны говорить о себе. Но мы обычно стремимся вызвать жалость к себе, словно мы червяки на дороге после дождя, которых вот-вот кто-то раздавит. Мы хнычем, словно наша жизнь – сплошное мучение, и каждый вздох – боль. Но ведь это не так! Это клевета на благого Господа. Наша жизнь полна бесчисленных милостей, и несмотря на все скорби и трудности, радости и Божьих благодеяний в ней намного больше.

Давайте говорить не только о своих бедах. Один священник часто причащал несчастную женщину, прикованную к постели, которая, конечно, каждый раз рассказывала ему о своих болезнях. Он знал о её ревматизме всё, он слышал один и тот же рассказ не меньше пятидесяти раз и, наконец, сказал: «Моя дорогая, мне очень жаль, что вы попали в такую беду, я не устаю слушать о ваших трудностях, но не могли бы вы иногда рассказывать мне о том, что делает для вас Господь: даёт ли Он вам радость, помогает ли, когда вам больно?» Замечание было сделано очень деликатно. Но с тех пор женщина стала больше говорить о Божьих благодеяниях и меньше о своих болезнях.

Итак, мы с вами говорили о времени, когда надо прославлять Бога, о том, каким может быть содержание прославления. Каждый христианин должен возвещать милость Бога в первую очередь наедине с собой. Он должен выразить благодарность за благодать, данную ему в прошедшие день и ночь, и за благодеяния Божьи в его жизни в целом. Затем пусть он, если это возможно, возвестит её в своей семье. Когда христианин покидает дом, уходя в мир, пусть он продолжает возвещать милость Господа. Мы не призываем говорить о ней с каждым встречным и бросать жемчуг перед свиньями. Но пусть о милости Божьей свидетельствуют слова христианина, его жесты и его взгляд. Христиане должны быть самыми жизнерадостными людьми. Пусть окружающие зададутся вопросом: «Почему они так счастливы? Ведь они не богаты, не всегда здоровы, у них есть свои проблемы, но они так прекрасно со всем справляются и буквально летят по дороге жизни». Своим жизнеутверждающим поведением мы должны возвещать милость Бога. «Но что делать, – скажете вы, – когда на душе тяжело?» Не надо показывать этого, если можем. Будем поступать по заповеди своего Господа: не являйтесь перед людьми постящимися. Не думайте, что печальное выражение лица свидетельствует о святости, скорее, оно говорит о лицемерии. Скрыть своё горе ради ободрения ближнего есть признак самоотверженности и умения сострадать людям, а это одно из высочайших достижений христианской веры.

Есть два очень хороших правила: не встречаться утром ни с одним человеком, пока мы не встретились с Богом, и не браться за земные дела, пока мы не взялись за дела небесные. Но мы или слишком спешим, или слишком поздно встаём. Не можем ли мы вставать раньше? Если мы можем похитить хоть несколько минут у сна, то эти минуты окажут влияние на весь день. Отправляясь в путь, опытный водитель всегда проверяет давление в колёсах, уровень масла в моторе, достаточность бензина, иначе в дороге сэкономленные минуты обернутся часами простоя. Так и мы должны относиться к утру серьёзно, если для вас важно время всего дня.

Псалмопевец говорит: возвещати... и истину Твою на всяку нощь. Для восхваления Божьей истины, или в другом переводе – верности лучше всего подходит вечер. Мы смотрим на день и видим, что Бог исполнил Свои обещания. Он дал нам хлеб насущный. Обещал дать — и дал. Он защитил нас от множества опасностей, о которых мы даже не подозревали. Он вёл нас, и мы не уклонились с пути, хотя надо было принимать ответственные решения. Нам были даны ответы на важные вопросы, нам было послано утешение в часы уныния, нам была дарована сила перед лицом искушения. Бог многим облагодетельствовал нас сегодня. Даже если Он что-то отнял, всё равно будем прославлять Его имя. Он имел на это право, потому что взял то, что Сам дал. Вспомним прожитый день, и мы увидим, что Бог поступал по отношению к нам именно так, как обещал. У нас были неприятности в течение дня, но разве Господь не сказал: «В мире будете иметь скорбь»? Не предупреждал ли Он о том, что временное наказание будет знаком истинности заключённого завета? Хорошая традиция – заканчивать день, стараясь вспомнить полученные благодеяния. Очень часто мы позволяем дням проходить мимо нас, не обращая внимания на маленькие чудеса и великие благодеяния Божьи, тем самым в известной мере лишаем себя радости. Так грубый человек может не понять красоту полевых цветов. Давайте будем больше думать о том, что делает Бог, и тогда каждый вечер мы сможем благодарить его за истинность и верность.

Ночь темна, но и об этом было сказано в Его завете: дни должны сменяться ночами. Допустим, что не было бы ни зимы, ни ночи, чтобы бы мы тогда сказали о завете, который Бог заключил с землёй? Но перемена времён года и наступление вечернего сумрака говорят о верности Бога. Если сейчас мы исполнены радости, то мы можем рассказать о верности Бога, который даровал нам Свою любовь и милость, а если, напротив, нам сейчас трудно, возвестим верность Божию, потому что пришло время испытать её, доказать её неизменность. Бог не оставит и не покинет нас.

Чем старше мы становимся, тем ближе вечер жизни. И мы, как никто другой, способны возвестить верность Господа. Молодые люди могут рассказать о Его милости, а пожилые больше о Его истинности и верности. Ведь мы можем рассказать о том, как Бог давал нам благодать в течение многих десятков лет, и подтвердить, что ни разу Он не подвёл нас. Он не нарушил ни одного сказанного Им слова. Поэтому не надо молчать о том, что мы знаем. Для пожилых христиан молчание поистине есть грех, ведь в будущем у нас не будет возможности засвидетельствовать в этом мире о верности Бога. Будем свидетельствовать сейчас, пока смерть не закрыла наши глаза!

Именно верность Бога сатана пытается больше всего очернить в умах тех, кого постигает искушение, и поэтому мы должны укрепить их своим свидетельством, чтобы христиане, проходящие через испытания, знали, что Бог никогда не оставляет своих детей.

История нашего храма удивительна. Когда приход был маленький, и денег было мало, прихожане усиленно молились, что бы появились средства восстановить храм. И чем сильнее была молитва, тем больше Господь помогал нам. Прошло уже двадцать пять лет непрекращающейся помощи свыше. Мы уверенно двигались вперёд. Нам сопутствовал постоянный успех. Созданы взрослая и детская воскресные школы, швейная мастерская, просфорня, образованы левый и правые хоры, в храме четыре священника; мы написали и издали акафист чтимой нами Молченской иконе Божьей Матери, поставили иконостас, построили колокольню, приобрели 9 колоколов, обучили звонарей, построили ограду, с церковной территории вывезли сотни тонн мусора, сделали дороги и площадь из брусчатки, большую православную лавку, кафе с натуральными сельхоз продуктами, и т. д. До сегодняшнего дня Бог не перестал слышать наши молитвы и отвечать на них. Само здание храма – ответ на молитву. Если мы продолжим также серьёзно молиться, как до сих пор, мы сможем увидеть, если угодно будет Богу, ещё десять лет такого же или даже большего успеха. На земле есть место, где особенно надо славить истинность и верность Бога, и это – то самое место, где мы сейчас стоим.

Каждый из нас может сказать, что Бог был верен нам и нашей церкви. Надо рассказать об этом своим детям. Рассказать им о том, что Бог спасает грешника, пришедшего к Нему, как Он спасает нас. Рассказать об этом своим соседям. Скажите им, что Бог верен и истинен, и простит нам наши грехи, если мы исповедуем их Ему. Каждому человеку, кто боится встречи с Богом, расскажем о том, что Спаситель не изгонит никого, кто придёт к Нему. Скажем ищущим, что они найдут, если будут искать, стучащим – что им будет отворена дверь милости. Скажем тем, кто унывает и отчаивается, что Господь Иисус Христос пришёл в мир спасти грешников, даже самых больших. Будем возвещати... истину Божью на всяку нощь. А когда наступит наш последний вечер, и мы ляжем на одр свой, пусть наше последнее свидетельство будет о верности Господа. Будем молиться, что бы Господь всем нам дал познать Его милость и верность. Аминь.


( голосов: 2 )
   

Страница 1 из 12

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>