Проповедь протоиерея Симеона Льва на евангельскую притчу о богаче и Лазаре: о предчувствиях ада и рая на земле 3.11.2019 г.
Проповедь протоиерея Симеона Льва на евангельскую притчу о богаче и Лазаре: о предчувствиях ада и рая на земле 3.11.2019 г.

Внимание, откроется в новом окне. Печать

15lazar02

Источник изображения — pravoslavie.ru

Слышанная сегодня евангельская притча о богатом и Лазаре напоминает всем нам о том, что два состояния ожидают нас в будущей загробной жизни: светлая, небесная радость, блаженство т. е. рай или мрак, мука, тоска, ужас т. е. ад.

Но не можем ли мы и теперь здесь, на земле, испытывать некоторое предчувствие того и другого — и рая, и ада? Так именно учили святые отцы Церкви, говоря, что ад или рай начинаются ещё здесь, на земле, смотря по духовному настрою человека, а в будущей жизни лишь откроется полнота того, что приобрела душа в своей земной жизни.

Да, так, естественно, и должно быть на самом деле. Ведь что такое рай? Рай — это радость от жизни в Боге. Всё создано, всё содержится и живёт Господом Богом. Небо и земля полны Его разумом и славою. На всём мироздании лежит печать Божией мысли и неизреченной Божьей красоты. Вся Божья тварь разумная и неразумная призвана возвещать дивные чудеса Божии, и первоначальное блаженство людей до их падения состояло именно в этом упоении величием дел Божьих. Тогда человек был чист душою. В нём не было ни гордости, ни тёмного самолюбия, ни похоти. Ничто не заслоняло от его сердца Божественной светлости. Одна любовь к Создателю наполняла всё его существо. А ведь для человека нет ничего радостнее, блаженнее, как быть вместе с любимым существом, говорить с ним, слушать его, восхищаться его делами, радоваться при виде его красоты, посвящать ему свою жизнь. Когда мы любим кого-то, нам дорог не только сам любимый человек, но и всё, что принадлежит ему. Мы бережно храним даже малую вещицу, если она хоть чем-нибудь напоминает нам предмет нашей любви. То же самое было и с первыми людьми. Их неиспорченные грехом души умели любить Бога, своего Великого Божественного Творца и Промыслителя и восторгались всем, что возвещало им славу Божию: и мир, и вся тварь, и движение звёзд, и каждая былинка бытия, возводила их сердца к Божественной любви, потому что во всём они чувствовали милость и благость Божью. Мир для них был храмом Божьей славы, и они каждый миг наслаждались его созерцанием. Жизнь для них была раем, непрерывной духовной радостью в Боге.

Но вот человек отторгся от Бога, извратил Божью мысль о себе, стал полон всякой нечистоты, греха и беззакония. И через это он лишился радости, потому что прежде того лишился Бога! Он стал чужим для его души; человек стал избегать и страшиться Божьего присутствия, стал скрываться от света. Для живущего в нём греха стало невыносимо и мучительно от соприкосновения со святыней. Когда Бог обращался к беззаконным людям, они, подобно бесам при виде Христа, готовы были с ужасом воскликнуть: что пришёл ты мучить нас (Мф. 8, 29). Когда же по любви к ним воплотился от Девы Сам Сын Божий, они возненавидели Его, стали Его преследовать, и наконец не вынесли Его присутствия у себя, распяли своего Спасителя на Кресте. Но жизнь показала людям, что нельзя безнаказанно попирать Божьи уставы, вложенные в природу человека. С тех пор как человек отвернулся от своего Творца, ему стало непонятно и чуждо и всё Божье творение. То, что он прежде так любил, чем так жадно упивался, что наполняло его душу невообразимым восторгом,— на всё это он взглянул холодным оком. Люди явились для него уже не родными и добрыми братьями, детьми Единого, Великого Отца — Бога, а врагами, оспаривающими у него клочок земного счастья. Природа, когда-то несшая со всех своих концов один восторг в душу человека, видевшего в ней храм живого Бога, превратилась в его уме в бездушный, безжалостный, мёртвый, бесцельный механизм. Весь мир: и животные, и стихии, прежде бывшие для человека нежными объятиями Промыслителя, любящими его слугами, отказались повиноваться ему, грешнику, врагу Божию — и жизнь наполнилась борьбою, кровью, болезнями, сплошным страданием. В целом мире человек остался одиноким среди тысячей опасностей. В душе образовалась пустота, неудовлетворённость, непонятная ему тоска по истинной жизни, по любви, по радости. В душе человека воцарились мрак, хаос, мука, а иногда и отчаяние. Жизнь без Бога стала адом.

При вдумчивом внимательном наблюдении нельзя не заметить, что, чем более люди гасят в себе духовные, религиозные начала своей человеческой природы, погружаются целиком в плотскую жизнь, всё дальше уходят от Бога, тем более жизнь их становится безрадостнее, не смотря на размножающиеся в ужасных размерах забавы, развлечения и увеселения. Это особенно можно сказать о нашем времени; радости в жизни становиться всё меньше, веселие духовное, светлое благодушное настроение в людях всё убывает и убывает. На их месте воцарились чёрствость, сухость, своекорыстие, гордость и себялюбивая похоть. Жизнь становится всё менее и менее привлекательной. В нашей жизни много острых утех и наслаждений, но нет подлинной радости. Человек живёт лишь внешними чувствами: для глаз, для ушей, для вкуса открыты неисчерпаемые возможности. Но на этом пиршестве внешних чувств обделённой осталась наша душа, наше внутреннее духовное существо, полузадавленное в бешеном вихре и сутолоке особенно городской жизни. Забыта душа, угасла жизнь духа, а вместе с тем угасла и подлинная радость жизни, которая всё-таки была заметна у наших религиозных предков в старину. Хорошо, если современный человек, уставший от бессмысленной мирской суеты, пустоты жизни, от жизни одними внешними чувствами, обратился к забытой им душе, к забытому им Богу, к забытым им радостным религиозным переживанием. Но чаще бывает так: чтобы заполнить чем-нибудь душевную пустоту, люди кидаются в омут страстей, стараются испытать все виды порока, пьянство, разврат и т. п. Но душа нигде не обретает покоя и человек, измученный, исстрадавшийся нередко сам себя истребляет, оканчивает жизнь самоубийством. Так, потеряв из своей души Бога, человек потерял истинную, настоящую любовь. А с любовью потерял радость, а с радостью и вкус к самой жизни.

Что же нужно делать? Ведь все мы дети своего времени и невольно заражаемся тем общим духовным настроением, которое царит вокруг нас! Надо возвратиться к Богу. Надо не вспоминать только иногда о Боге, как поступаем мы, а надо жить и дышать Богом. Надо возлюбить всею силою своей души, счесть за счастье служить Ему; очистить свою совесть от нечистоты и беззакония. Тогда и радость вновь возвратится в нашу душу и веселие откроется пред нашими внутренними очами, и ощутим мы рай ещё здесь на земле, как ощущали и ощущают его блаженные души св. угодников Божиих.

Итак, на вопрос, который был предложен вначале сегодняшней проповеди: можем ли мы испытывать предчувствие ада или рая ещё здесь, на земле; как видите, надо ответить: можем. Пусть же каждый из нас даёт себе отчёт, спросит у своей совести: так ли он живёт, как Бог велит, любит ли Его всей душой, старается ли угодить Ему, или нет? Если «да», то убеждён, что у него, до некоторой степени, царят мир и радость в душе, значит, есть, хотя может быть и слабое предчувствие рая. Если же «нет», то совесть его не может быть мирна и покойна. Очевидно, душевное его настроение не похоже на предчувствие рая, а скорее на противоположное ему чувство. Не побудит ли это его серьёзно задуматься над своей жизнью и постараться стать на путь, ведущий не к мрачному, мучительному, а к райскому блаженному состоянию. Аминь.


( голосов: 3 )